Ибн аль фарид книга

У нас вы можете скачать книгу ибн аль фарид книга в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Но не всего, И себялюбье в сердце не мертво. Вся тяжесть ран и бездна мук твоих - Такая малость, хоть и много их. Ты сотни жертв принес передо мной, Ну, а с меня довольно и одной. О, если бы с моей твоя судьба Слились - кясра и точка в букве "ба"! О, если б, спутав все свои пути, Ты б затерялся, чтоб меня найти, Навек и вмиг простясь со всей тщетой, Вся сложность стала б ясной простотой, И ты б не бился шумно о порог, А прямо в дом войти бы тихо смог.

Но ты не входишь, ты стоишь вовне, Не поселился, не живешь во мне. И мне в себя войти ты не даешь, И потому все эти клятвы - ложь. Как страстен ты, как ты велеречив, Но ты - все ты. Ты есть еще, ты жив. Коль ты правдив, коль хочешь, чтоб внутри Я ожила взамен тебя,- умри! Я жажду смерти, чтоб ожить в тебе. Я знаю, как целительна тоска, Блаженна рана и как смерть сладка, Та смерть, что, грань меж нами разруби, Разрушит "я", чтоб влить меня в тебя.

Разрушит грань - отдельность двух сердец, Смерть - это выход в жизнь, а не конец, Бояться смерти? Нет, мне жизнь страшна, Когда разлуку нашу длит она, Когда не хочет слить двоих в одно, В один сосуд - единое вино. Так помоги мне умереть, о, дай Войти в бескрайность, перейдя за край,- Туда, где действует иной закон, Где побеждает тот, кто побежден.

Где мертвый жив, а длящий жизнь - мертвец, Где лишь начало то, что здесь конец, И где царит над миром только тот, Кто ежечасно царство раздает. И перед славой этого царя Тускнеет солнце, месяц и заря. Но эта слава всходит в глубине, Внутри души, и не видна вовне.

Ее свеченье видит внешний взор, Как нищету, бесчестье и позор. Я лишь насмешки слышу от людей, Когда пою им о любви своей. Не притчей, прямо говори! Скажу ль, что ты внутри, Что ты живешь в родящей солнце тьме,- Они кричат: Что ж, я умом безумца наделен: Разбитый - цел, испепеленный - тверд, Лечусь болезнью, униженьем горд. Не ум, а сердце любит, и ему Понятно непонятное уму.

Дышит глубина, Неизреченной мудрости полна. И в тайне тайн, в глубинной той ночи Я слышал приказание: Пускай не смеет и не сможет речь В словесность бессловесное облечь.

Солги глазам и ясность спрячь в туман - Живую правду сохранит обман. Прямые речи обратятся в ложь, И только притчей тайну сбережешь. И тем, кто просит точных, ясных слов, Я лишь молчанье предложить готов.

Я сам, любовь в молчанье углубя, Храню ее от самого себя, От глаз и мыслей и от рук своих,- Да не присвоят то, что больше их: Глаза воспримут образ, имя - слух, Но только дух обнимет цельный дух!

А если имя знает мой язык,- А он хранить молчанье не привык,- Он прокричит, что имя - это ты, И ты уйдешь в глубины немоты. И я с тобой. Покуда дух - живой, Он пленный дух. Не ты моя, я - твой. Мое стремление тобой владеть Подобно жажде птицу запереть. Мои желанья - это западня. Не я тебя, а ты возьми меня В свою безмерность, в глубину и высь, Где ты и я в единое слились, Где уши видят и внимает глаз О, растворения высокий час. Простор бессмертья, целостная гладь - То, что нельзя отдать и потерять.

Смерть захлебнулась валом бытия, И вновь из смерти возрождаюсь я. Я сам в себе не заключен. Моих владений нет, Но я - весь этот целокупный свет. Разрушил дом и выскользнул из стен, Чтоб получить вселенную взамен. В моей груди, внутри меня живет Вся глубина и весь небесный свод. Я буду, есмь, я был еще тогда, Когда звездою не была звезда. Горел во тьме, в огне являлся вам, И вслед за мною всех вас вел имам. Где я ступал, там воздвигался храм, И кибла киблы находилась там.

И повеленья, данные векам, Я сам расслышал и писал их сам. И та, кому в священной тишине Молился я, сама молилась мне. О, наконец-то мне постичь дано: Вещающий и слышащий - одно! Перед собой склонялся я в мольбе, Прислушивался молча сам к себе. Я сам молил, как дух глухонемой, Чтоб в мой же слух проник бы голос мой; Чтоб засверкавший глаз мой увидал Свое сверканье в глубине зеркал. Да упадет завеса с глаз моих!

Пусть будет плоть прозрачна, голос тих, Чтоб вечное расслышать и взглянуть В саму неисчезающую суть, Священную основу всех сердец, Где я - творение и я - творец. Безгласен, слеп и глух Без образа - творящий образ дух. От века сущий, он творит, любя, Глаза и уши, чтоб познать себя. Я слышу голос, вижу блеск зари И рвусь к любимой, но она внутри. И, внутрь войдя, в исток спускаюсь вновь, Весь претворясь в безликую любовь. Я отдаю Свою отдельность, скорлупу свою.

И вот уже ни рук, ни уст, ни глаз - Нет ничего, что восхищало вас. Я стал сквозным - да светится она Сквозь мой покров, живая глубина! Чтоб ей служить, жить для нее одной, Я отдал все, что было только мной: Растаяло, как дым, Все, что назвал я некогда моим. И тяжесть жертвы мне легка была: Дух - не подобье вьючного осла. Я нищ и наг, но если нищета Собой гордится - это вновь тщета. Отдай, не помня, что ты отдаешь, Забудь себя, иначе подвиг - ложь.

Признанием насытясь дополна, Увидишь, что мелеет глубина, И вдруг поймешь среди пустых похвал, Что, все обретши, душу потерял. Будь сам наградой высшею своей, Не требуя награды от людей. Таинственно нема, Душа расскажет о себе сама, А шумных слов пестреющий черед Тебя от тихой глуби оторвет, И станет чужд тебе творящий дух. Да обратится слушающий в слух, А зрящий - в зренье!

Поглощая свет, Расплавься в нем! С издельем, мастер, будь неразделим, Сказавший слово - словом стань самим. И любящий пусть будет обращен В то, чем он полн, чего так жаждет он. О, нелегко далось единство мне! Душа металась и жила в огне. Как много дней, как много лет подряд Тянулся этот тягостный разлад, Разлад с душою собственной моей: Я беспрестанно прекословил ей, И, будто бы стеной окружена, Была сурова и нема она.

В изнеможенье, выбившись из сил, О снисхожденье я ее просил. Но если б снизошла она к мольбам, О том бы первым пожалел я сам. Она хотела, чтобы я без слез, Без тяжких жалоб бремя духа нес.

И возлагала на меня она Нет, я - я сам любые бремена. И наконец я смысл беды постиг И полюбил ее ужасный лик. Тогда сверкнули мне из темноты Моей души чистейшие черты. О, до сих пор, борясь с собой самим, Я лишь любил, но нынче я любим!

Моя любовь, мой бог - душа моя. С самим собой соединился я. О, стройность торжествующих глубин, Где мир закончен, ясен и един! Я закрывал глаза, чтобы предмет Не мог закрыть собой глубинный свет.

Но вот я снова зряч и вижу сквозь Любой предмет невидимую ось. Мои глаза мне вновь возвращены, Чтоб видеть в явном тайну глубины И в каждой зримой вещи различить Незримую связующую нить. Этот ритуал помогает пройти путь к конечному состоянию, в котором к суфию приходит откровение и его взор озаряется видением Истины.

Совершается священное соединение любящего с Возлюбленной, с Богом. Популярные аудиокниги Пикник на обочине Аудиоспектакль Стругацкие Аркадий и Построение отдела продаж с нуля до максимальных результ Краткая история времени от Большого взрыва до чёрных ды Не упусти свой шанс! Любовь моя, я лишь тобою пьян, Весь мир расплылся, спрятался в туман, Я сам исчез, и только ты одна Моим глазам, глядящим внутрь, видна. Так, полный солнцем кубок при губя, Себя забыв, я нахожу тебя.

Читает восхитительно, изумительно, превосходно, божественно, очаровательно. Приятный, пленительный, волшебный голос. Его голос идеально подходит герою. Идея книги тоже гениальная. Клайн Эрнест - Первому игроку приготовиться А Булдаков -" голос" из будущего.: Бенфорд Грегори - Тайное знание Майклс Фрэнк - Платить надо за всё Пушкин — наше все.

Только он может так легко, красиво, впечатляюще, до самых глубин души человеческой затрагивать важные Пушкин Александр - Евгений Онегин

математика в твоих руках. 1-4 класс. начальная школа е. м. кац, а. б. калинина, а. м. тилипман. All Rights Reserved