Я вас слушаю и. атватер

У нас вы можете скачать книгу я вас слушаю и. атватер в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Физиономизм 1 Разроев Элдар Как победить в споре, или искусство убеждать 1 Панасюк А. Язык письма 1 Пиз Аллан и Барбара Современный имидж делового человека, бизнесмена, политика 1 Кузин Ф. Деловое общение 1 Измайлова М. Поймите меня правильно 1 Громова Л. Русский язык и культура речи 1 Введенская Л. Психология делового общения и управленческих воздействий 1 Горанчук В. Секреты личного обаяния 1 Шепель В. Физиогномика и выражение чувств 1 Мантегацца Паоло Правда о русском слове.

Русский язык 1 Рябцева С. Как держава с державой. Политика межличностных отношений 1 Файзуллаев Алишер Как научиться разбираться в людях 1 Егидес А. Что и как говорить, чтобы вас слушали 1 Макгоуэн Билл Что там - за словом? Деловая риторика 1 Введенская Л. Как иметь дело с русскими 1 Павловская А. Как с ними справиться? Искусство делового общения - Миникес Лев Язык тела. Как понять иностранца без слов - Фаст Дж.

Специфика публичной речи - Иванова С. Основы техники речи в трудах К. Станиславского - Куракина К Основы конструктивного общения. Учебное пособие для преподавателей - Григорьева Т. Искусство оратора - Савкова З. Великий Менеджер или Мастер влияния - Цветков Э. Очерки групповой психотерапии и тренинга - Кроль Леонид Я вижу вас голыми. Как подготовиться к презентации и с блеском ее провести - Хофф Рон Введение в психолингвистику - Залевская А.

Культура делового общения - Кузин Ф. Чтение лица, или китайское искусство физиогномики - Мар Тимоти Деловое общение - Рева В.

Русское и французское коммуникативное поведение. Выпуск 1 - Коллектив авторов Учимся общению - Коллектив авторов Как победить в споре - Стешов А. Аэробика во рту - Куринский В. Коммуникация и коммуникабельность - Мерманн Элизабет Межличностная коммуникация для руководителей - Воронин Олег Основы искусства речи - Сопер Поль Лицо человека - Степанченко А.

Антропологическая физиогномика - Богданов А. Проведение презентаций - Нельке Клаудия Работа с возражениями и сопротивлениями - Моисеев А. Управление конфликтными ситуациями и развитие организации - Мастенбрук Вильям Когда нет гувернантки. Автодидактика для детей и взрослых - Куринский В. Восприятие и понимание человека человеком - Бодалев А. Психология общения - Бодалев А. Деловое общение - Зельдович Б.

Язык тела и естественный язык. Введение - Аугустинавичюте Аушра Соционика. Тесты - Аугустинавичюте Аушра Техника общения: Психология делового общения - Бороздина Г. Умеете ли Вы общаться? Тусовка решает все - Иванов А. Как поразить на собеседовании - Дельцов В. Речевая коммуникация - Гойхман О. Ответы в вопросах - Пиз Аллан и Барбара Физиогномика: Этика деловых отношений - Кибанов А. Запись должна включать описание ситуации предметной и социальной , в которой происходит наблюдаемое событие запись фона.

Запись должна быть полной, чтобы в соответствии с целью отражать изучаемую реальность. На основе изучения большого числа записей М. Басовым было предложено различать три главных способа словесной фиксации поведения: Использование всех трех видов записей позволяет собрать наиболее подробный материал. В поисковом исследовании предварительные знания об изучаемой действительности минимальны, поэтому задача наблюдателя — фиксировать проявления активности объекта во всем их многообразии.

Обычно в ходе поисковых исследований используется форма записей наблюдений в виде сплошного протокола. В нем обязательно указываются дата, время, место, ситуация наблюдения, социальное и предметное окружение, при необходимости — контекст предшествующих событий. Сплошной протокол — это обычный лист бумаги, на котором запись ведется без рубрикаций. Чтобы запись была полной, необходимо хорошее сосредоточение наблюдателя, а также использование условных сокращений или стенографии.

Сплошной протокол используют на фазе уточнения предмета и ситуации наблюдения, на его основании может быть составлен перечень единиц наблюдения. В длительном полевом исследовании, проводимом методом нестандартизированного наблюдения, формой записи является дневник.

Он ведется при многодневных наблюдениях в тетради с пронумерованными листами и большими полями для последующей обработки записей.

Для сохранения точности наблюдений на протяжении длительного времени следует соблюдать точность и единообразие терминологии. Дневниковые записи также рекомендуется вести непосредственно, а не по памяти. В ситуации скрытого включенного наблюдения регистрацию данных обычно приходится вести постфактум, поскольку наблюдатель не должен раскрывать себя. Кроме того, как участник событий он не может что-то записывать. Поэтому наблюдатель вынужден перерабатывать материал наблюдений, суммируя и обобщая однородные факты.

Следовательно, в дневнике наблюдения используются обобщающе-описательные и истолковательные записи. Каждая запись в дневнике наблюдений должна содержать небольшое введение, позволяющее лучше понять поведение, ставшее предметом фиксации.

В нем отражаются место, время, обстановка, ситуация, состояние окружающих и т. Наряду с введением к записи может прилагаться и заключение, в котором отражаются изменения обстановки, произошедшие за время проведения наблюдения появление значимого человека и т. Сохраняя полную объективность при фиксации данных, наблюдатель затем должен высказать свое отношение к описываемым явлениям и свое понимание их смысла.

Такие записи должны быть четко отделены от записей наблюдения и поэтому делаются на полях дневника. Для категоризированных наблюдений используются два способа записи — запись в символах и стандартный протокол. При записи в символах каждой категории могут быть присвоены обозначения — буквенные, пиктограммы, математические знаки, что сокращает время записи.

Стандартный протокол применяется в тех случаях, когда количество категорий ограничено и исследователя интересует только частота их появления система для анализа вербального взаимодействия учителя и ученика Н.

Такая форма записи результатов наблюдения имеет свои достоинства и недостатки. Такой результат очень ценен в медицинской, психотерапевтической, консультативной практике. Основные параметры при составлении поведенческого портрета на основе наблюдения таковы:. Широкое применение метода наблюдения для изучения психического развития детей обусловлено особенностями объекта исследования. Маленький ребенок не может быть участником психологических экспериментов, не в состоянии дать словесный отчет о своих действиях, мыслях, эмоциях и поступках.

Накопление данных о психическом развитии детей младенческого и раннего возраста позволило свести их в определенные системы. Гезелла охватывают четыре основные сферы поведения ребенка: Данные, полученные посредством прямого наблюдения за реагированием детей на обычные игрушки и другие объекты, дополняются информацией, сообщаемой матерью ребенка.

Анастази [35] в своем авторитетном руководстве по психологическому тестированию отмечает недостаточную стандартизованность этих таблиц развития, но указывает на их полезность в качестве дополнения к медицинским обследованиям, осуществляемым педиатрами и другими специалистами. Фрухт [36] фиксирует развитие ребенка в возрасте от 10 дней до 12 месяцев по следующим категориям: Для каждого возраста даются перечень категорий от двух до семи и описание реакций, характерных для данного возраста.

Например, для возраста 1 месяц: Для возраста 3 месяца: При поддержке под мышки крепко упирается в твердую опору ногами, согнутыми в тазобедренном суставе; при прикосновении к опоре выпрямляет ноги в коленном суставе и упирается обеими ступнями.

Данная схема не направлена на постановку диагноза, а лишь позволяет распознать общую картину развития и обратить внимание на некоторые тревожные симптомы. Сюда относятся выразительная речь и понимание; 3 социальное развитие и игра — включают отношения со взрослыми и детьми, то, как ребенок играет, его интересы, возможность концентрироваться на этих занятиях; 4 самостоятельность и независимость — наличие умений обходиться без помощи взрослых во время приема пищи, одевания, пользования туалетом, а также умений помогать взрослым, участвовать в групповых занятиях и выполнять текущие поручения; 5 поведение.

Иногда включается в рубрику 3 социальное развитие или 4 самостоятельность , однако данный раздел необходим для фиксации трудностей и проблем ребенка. Структура карточки развития — это перечень пунктов по каждому направлению развития. Итоги в конце не подводятся.

Психологи и логопеды используют результаты развития ребенка с целью сравнения со средними показателями для детей данного возраста. Воспитатели склонны сравнивать более поздние результаты развития с более ранними. Если у ребенка имеются отклонения в развитии, то они, как правило, выражаются в снижении темпа развития. Для таких детей нужны специальные карточки развития, где указываются более дробные этапы и ступени, которые ребенок проходит до того, как усвоит определенные навыки.

Они не всегда отмечаются в качестве пройденных этапов для здоровых детей. При выборе карточки развития не стоит стремиться найти совершенный образец — таковой вряд ли существует.

Точно сформулированные пункты в карточке менее важны, чем систематическое наблюдение за ребенком. Регулярность наблюдений названа Д. Если это оказывается невозможным, следует отложить наблюдение. Довольно легко определить три основных аспекта наблюдения: Отдельно следует сказать о частоте наблюдений.

Частотный счет применительно к такому поведению порой приносит и неожиданные результаты. Таким образом, на основе наблюдения возможно проведение как фундаментальных исследований в области детского развития, так и огромного числа прикладных изысканий, помогающих вскрыть и объяснить различные феномены детского развития.

Овладение навыками психологического наблюдения очень значимо для педагога, так как позволяет ему глубже понять своих воспитанников. Вербально-коммуникативные методы предназначены для непосредственного или опосредованного сбора первичной вербальной информации. Они широко распространены в медицине, социологии, педагогике, а также в психологии.

К вербально-коммуникативным методам относятся беседа, интервью и анкетирование. Интервью и анкетирование иногда объединяют общим названием — методы опроса. По характеру взаимосвязи исследователя и респондента различают очные и заочные методы. К очным относятся беседа и интервью, к заочным — анкетирование, опрос по почте, опрос через средства массовой информации и т.

По степени формализации вербально-коммуникативные методы подразделяются на стандартизированные их часто называют опросами и нестандартизированные. Стандартизированные опросы проводятся по заранее подготовленному плану, нестандартизированные, или свободные, имеют только общую цель, в них не предусмотрен детально проработанный план.

Существует также комбинация этих двух групп — полустандартизированные опросы, когда часть вопросов и план точно определены, а другая часть — свободная.

Специфическим видом опроса является опрос экспертов. К этому методу обращаются чаще всего на начальном этапе исследования при определении его проблемы и цели, а также на заключительном этапе — как к одному из методов контроля полученной информации. Основные этапы экспертного опроса: Подбор экспертов — наиболее ответственный этап. Эксперты — это люди, компетентные в исследуемой области, крупные специалисты с большим стажем работы в данной области.

Наиболее распространенными методами подбора экспертов являются: Экспертный опрос может быть как анонимным, так и открытым. Обращение к конкретному эксперту в анкете по имени и отчеству часто способствует установлению контакта между ним и исследователем.

В опросе экспертов чаще используются открытые вопросы, что требует при ответе значительных временных затрат, поэтому следует особо поблагодарить эксперта за участие в опросе подробно об открытых и закрытых вопросах см. Экспертный опрос может быть проведен и в форме интервью.

Чаще всего интервьюирование экспертов проводится на этапе уточнения проблемы и постановки целей исследования. После обработки данных интервью с экспертами составляется анкета, которая затем используется в массовом опросе.

Опрос как процесс общения. Понимание опроса как метода сбора данных отражает несколько упрощенную трактовку. В этом случае респонденты выступают как источник информации, а исследователь — как ее приемник и регистратор. Однако, как показывает опыт проведения опросов, на практике дело обстоит гораздо сложнее. Опрос представляет собой особую форму общения.

Любые участники опроса и в роли респондента, и в роли исследователя в процессе опроса оказываются не простыми объектами воздействия, а напротив, воздействующими лицами. В общение вступают активные личности, которые не только обмениваются репликами, отмечают согласие или несогласие, а выражают определенное отношение к ситуации общения, его условиям и средствам.

Вместе с тем общение в процессе опроса обладает рядом специфических черт, таких как целенаправленность, асимметричность, опосредованность. Целенаправленность опроса определяется тем, что цель общения в процессе опроса задается задачами исследования.

Процесс общения в психологии рассматривается как субъект-субъектное взаимодействие. Партнеры по общению попеременно выступают в роли источника и адресата сообщений и имеют обратную связь, на основе которой строят свое последующее поведение. Общение, основанное на равноправном участии сторон, называется симметричным. Такое общение наиболее эффективно. Беседа как разновидность опроса является симметричным видом общения и поэтому позволяет получить наиболее глубокие сведения о респонденте.

В реальной жизни имеют место и асимметричные модели общения ситуации экзамена, допроса и т. В асимметричном общении одна из сторон берет на себя преимущественно функции воздействия, т.

Ситуация опроса во многом несимметрична. В любой ситуации опроса, особенно при проведении анкетирования или интервью, инициативу в установлении контакта берет на себя исследователь. Составление вопросника для интервью или анкеты — также функции исследователя. В этом случае активность респондентов проявляется далеко не в полной мере. Существуют специальные методические приемы, позволяющие исследователю приблизить опрос к ситуации более симметричного общения, с тем чтобы расположить к себе опрашиваемого и получить более искренние ответы.

Опосредованным является такое общение, для осуществления которого привлекаются посредники. Опрос очень часто является опосредованным общением. В качестве посредника может выступать третье лицо интервьюер , письменный текст анкета , техническое средство телевидение. В таком общении утрачивается контакт исследователя с респондентом, затрудняется или задерживается во времени обратная связь. Опрос можно рассматривать как разновидность массового общения. Он ориентирован на большие группы людей, которые интересуют исследователя как носители определенных свойств и качеств, представители тех или иных социальных групп.

Респондент как личность исследователю неизвестен. Таким образом, при проведении опроса исследователю следует принимать во внимание влияние особенностей, присущих данному виду общения, на результаты. Получение при опросе недостоверных сведений может спровоцировать сам исследователь. Это происходит вследствие многих причин, к которым можно отнести следующие. Отношение исследователя к опросу. Ситуация опроса парадоксальна в том отношении, что исследователь, преследуя научные цели, обращается к рядовым людям и собирает информацию, почерпнутую из их обыденного сознания.

Он строит исследование исходя из собственных предположений, которые могут отразиться и в формулировке вопросов, и в интонации, с которой эти вопросы будут заданы в беседе. Предположения исследователя об уровне сознания респондентов. Предметом изучения чаще всего являются интересы, склонности, симпатии, а все это осознается разными людьми в разных обстоятельствах неодинаково.

В любом психическом акте можно выделить осознанные и неосознанные компоненты. Респондент, как правило, может дать отчет только об осознаваемых фактах психической реальности. При составлении вопросника, конструировании анкеты исследователь формулирует свои мысли с помощью слов.

Использование определенных слов может вызвать разночтения. Понимание респондентом вопроса может не совпадать со смыслом, вложенным в него исследователем. Кроме того, разные респонденты могут понимать смысл вопроса по-разному.

Отношение исследователя к респонденту. Если респондент рассматривается только с позиций получения информации и не представляет для исследователя интереса как активная самостоятельная неповторимая личность, то процесс общения значительно обедняется. У исследователя могут быть и неадекватные установки по отношению к респондентам, например он может полагать, что все респонденты, попавшие в выборку, примут участие в опросе или с одинаковым интересом отнесутся к этому мероприятию.

Исследователь может также считать, что все участники опроса правильно понимают содержание предлагаемых вопросов, способны разобраться во всех видах вопросов и в одинаковой степени формулировать свои ответы, все без исключения добросовестно отвечают на все вопросы, включенные в список, говорят о себе только правду, объективны в оценках и т. Отношение к анкете, вопроснику.

Проблема анкеты — это проблема посредника в более явной форме она проявляется в том случае, если к проведению опроса привлекаются помощники — интервьюеры и анкетеры. Как при составлении анкеты, так и при привлечении помощников необходимо соблюдать особые правила подробнее о них см. Тем не менее при проведении исследования с использованием вербально-коммуникативных методов главным источником недостоверности результатов является респондент. Рассмотрим причины этого подробнее.

Отношение респондентов к опросу. Степень согласия для участия в опросе может быть различной. Одни люди с удовольствием участвуют в опросах, другие соглашаются с неохотой, третьи отказываются. Поэтому не исключено, что исследователь сможет узнать мнение только определенной группы людей. Среди тех, кто принял участие в опросе, также можно выделить различные виды отношения к нему — недобросовестность, опасение последствий, что приводит к пропускам отдельных вопросов.

Мотивация респондентов для участия в опросе. Мотивы, побудившие респондента участвовать в опросе, могут соответствовать целям исследования, противоречить им или быть нейтральными по отношению к ним. Не существует однозначного мнения о том, насколько повышается мотивация опрашиваемых, если их участие оплачивается. К мотивации участия в опросе может быть применена известная типология. Часть опрашиваемых действует под влиянием мотивации достижения успеха, их анкеты всегда полностью заполнены, ответы подробные, содержат комментарии, замечания, пожелания.

Для людей, действующих под влиянием мотивации избегания неудачи, характерен выбор общих ответов, обтекаемых формулировок.

Человек боится нанести ущерб своему престижу, поэтому он, как правило, открыто не отказывается участвовать в опросе. Эмоциональное отношение к участию в опросе. Эмоции вносят определенные изменения в исходную мотивацию. Чаще всего они активизируют респондента, однако в некоторых случаях происходит торможение деятельности. Установки респондентов можно рассматривать как устойчивое расположение человека, готовность к определенной форме реагирования.

При участии в опросах одни люди считают, что опрос помогает в решении важных научно-практических задач, и стремятся сотрудничать с исследователем кооперативная установка , другие считают опрос не слишком важным делом, анкету — неудачной, организаторов — несерьезными людьми. Обычно эти люди участвуют в опросах формально. Для получения достоверной и надежной информации предпочтительнее наличие кооперативной установки. Мера информирования респондента о цели исследования остается дискуссионной.

Сторонники одного подхода считают, что цель должна оставаться неизвестной не только для респондентов, но и для интервьюеров и анкетеров, другие полагают, что достаточно простого указания о проведении опроса в научных целях, по мнению третьих, цель должна быть представлена респонденту в доступной для его понимания форме. Для респондентов этот человек олицетворяет и исследователя, и организацию, проводящую исследование.

Установлению доверия к исследованию способствует уверенность респондента в том, что сведения, полученные от него, не пойдут ему во вред, а анонимность ответов гарантирована. Отдельную группу составляют проблемы, связанные с восприятием респондентами вопросов. В зависимости от типа вопроса, а также от индивидуальных особенностей каждого респондента могут наблюдаться различные искажения в понимании смысла вопросов и формулировании ответов.

Восприятие вопросов, с одной стороны, представляет собой процесс чувственного познания услышать вопрос, увидеть вопрос , но, с другой стороны, не сводится к нему. Понимание вопроса — это расшифровка его смысла. Оно начинается с поиска общей мысли высказывания и только затем перемещается на лексический и синтаксический уровни.

В процессе понимания часто встречаются затруднения односторонние и обоюдные. Рассмотрим наиболее типичные из них. В узком смысле трудный вопрос — это вопрос, понимание которого затруднено при восприятии письменного текста и не затрагивает соображения престижа или самооценки. Восприятие вопроса могут осложнять чисто внешние признаки длинный вопрос, вопрос в табличной форме , неудачное расположение начало на одной странице, окончание на другой. Затруднение вызывает понимание вопроса, содержащего незнакомые слова, термины их лучше не использовать, а при необходимости пояснять.

Иногда затруднения возникают из-за неконкретности вопроса, а также при восприятии так называемого множественного вопроса, когда в одной формулировке содержится несколько вопросов. Трудности при формулировании ответа могут быть связаны: Все указанные трудности могут стать причиной отказа работы с анкетой.

Под тенденциозностью вопроса понимают такое его качество, при котором респондент вынужденно принимает точку зрения, навязанную исследователем. Иначе говоря, в вопросе содержится подсказка, намек на то, какой ответ нужен исследователю. В результате некоторая часть респондентов отказывается отвечать на такие вопросы, а другая — не утруждает себя возражениями и соглашается с исследователем.

Тенденциозность вопроса достигается внушением, которое незаметно для человека и произвольной коррекции не поддается. Иногда тенденциозность вопроса заключается уже в его формулировке, преамбуле к вопросу внушается авторитетное мнение, мнение большинства , закрытии вопроса жесткие рамки заранее определенных ответов , содержании подсказок.

Внушающее воздействие может иметь последовательность подсказок как правило, респонденты уделяют больше внимания вариантам, расположенным в начале или в конце списка. Как, по вашему мнению?

Употребление частиц также может оказать воздействие на восприятие вопроса. Оба варианта ответа означают одно и то же. Под деликатным вопросом понимается вопрос, касающийся наиболее интимных, глубоко личных свойств человека, которые редко становятся предметом публичного обсуждения.

Вторжение психолога-исследователя во внутренний мир человека не оставляет последнего равнодушным. Как правило, человек старается не афишировать свои притязания, проблемы, личные переживания и т. При ответах на некоторые деликатные вопросы респондент стремится уклониться от ответа, чтобы сохранить свои привычные представления о чем-либо.

Нужно ли избегать в исследовании постановки деликатных вопросов? Как правило, они непосредственно связаны с целью исследования, ведь деликатность вопроса как раз и заключается в оценке личных, скрытых качеств респондента, о которых он не намерен рассуждать публично. Однако следует учитывать стремление некоторых респондентов уклониться от ответов на подобные вопросы и ввести нейтральные формулировки ответов: Не ответив содержательно на один-два деликатных вопроса, респондент не откажется от участия в опросе в целом, но, не имея такой возможности, он скорее всего даст неискренний ответ или просто не станет участвовать в опросе.

Следует заметить, что практически любой вопрос для респондентов может оказаться трудным, тенденциозным или деликатным, так как это связано с индивидуальностью и неповторимостью внутреннего мира каждого человека. Некоторые исследователи выражают сомнение в целесообразности использования информации, полученной в опросах, из-за большой вероятности сознательных искажений ответов, неискренности респондентов.

Проблема искренности респондентов связана со свойственным каждой личности стремлением к самоутверждению. Достичь мнимого самоутверждения в ситуации опроса для респондента довольно легко — следует только выдать желаемое за действительное, показать себя не таким, каким он является на самом деле, а таким, каким ему хотелось бы быть. Поэтому тщательная работа по формулированию вопросов необходима как на этапе составления вопросника, так и при проведении пилотажных опросов, т.

Более детальная классификация и характеристика вопросов, применяемых в психологических исследованиях с использованием вербально-коммуникативных методов, дается в разделах 3. Беседа — это метод устного получения сведений от интересующего исследователя человека путем ведения с ним тематически направленного разговора. Беседа широко применяется в медицинской, возрастной, юридической, политической и в других отраслях психологии.

Как самостоятельный метод она особенно интенсивно используется в практической психологии, в частности в консультативной, диагностической и психокоррекционной работе.

В деятельности практического психолога беседа часто играет роль не только профессионального метода сбора психологической информации, но и средства информирования, убеждения, воспитания.

Беседа как метод исследования неразрывно связана с беседой как способом человеческого общения, поэтому квалифицированное ее применение немыслимо без фундаментальных социально-психологических знаний, навыков общения, коммуникативной компетентности психолога. Невербальная информация, получаемая при собеседовании, зачастую не менее важна и значима, чем информация вербальная. Нерасторжимая связь беседы с наблюдением — одна из характерных ее особенностей. При этом беседа, направленная на получение психологической информации и оказывающая психологическое воздействие на личность, может быть отнесена наряду с самонаблюдением к наиболее специфичным для психологии методам.

Отличительной особенностью беседы в ряду других вербально-коммуникативных методов является свободная, непринужденная манера исследователя, стремление раскрепостить собеседника, расположить его к себе. В такой атмосфере искренность собеседника значительно повышается. Вместе с этим возрастает адекватность данных по исследуемой проблеме, получаемых в ходе беседы. Исследователь должен принимать во внимание наиболее распространенные причины неискренности. Это, в частности, опасение человека показать себя с плохой или смешной стороны; нежелание упоминать о третьих лицах и давать им характеристики; отказ раскрывать те стороны жизни, которые респонденту представляются интимными; боязнь, что из беседы будут сделаны неблагоприятные выводы; антипатия к собеседнику; непонимание цели беседы.

Для успешного проведения беседы очень важное значение имеет начало разговора. Для установления и поддержания хорошего контакта с собеседником исследователю рекомендуется демонстрировать свой интерес к его личности, его проблемам, его мнениям.

Следует избегать при этом открытого согласия или несогласия с собеседником. Свое участие в беседе, интерес к ней исследователь может выражать мимикой, позами, жестами, интонацией, дополнительными вопросами, специфическими замечаниями. Беседа всегда сопровождается наблюдением за обликом и поведением испытуемого, которое дает дополнительную, а подчас и основную информацию о нем, его отношении к предмету разговора, к исследователю и сопутствующей обстановке, о его ответственности и искренности.

В психологии выделяют следующие виды беседы: В ходе клинической беседы главная цель состоит в оказании помощи клиенту, вместе с тем она может использоваться для сбора анамнеза.

Вводная беседа, как правило, предшествует эксперименту и нацелена на привлечение испытуемых к сотрудничеству. Экспериментальная беседа проводится для проверки экспериментальных гипотез. Автобиографическая беседа позволяет выявить жизненный путь человека и применяется в рамках биографического метода.

Различают управляемую и неуправляемую беседу. Управляемая беседа проводится по инициативе психолога, он определяет и поддерживает основную тему разговора. Неуправляемая беседа чаще возникает по инициативе респондента, а психолог лишь использует полученную информацию в исследовательских целях. В управляемой беседе, служащей для сбора информации, отчетливо проявляется неравенство позиций собеседников.

Психологу принадлежит инициатива в проведении беседы, он определяет тематику и задает первые вопросы. Респондент обычно отвечает на них. Асимметричность общения в этой ситуации может снизить доверительность беседы. Управляемая беседа не всегда эффективна. Иногда более продуктивна неуправляемая форма беседы. Здесь инициатива переходит к респонденту, а беседа может принимать характер исповеди. В этом случае особое значение приобретает такая специфическая способность психолога, как умение слушать.

Проблеме слушания уделяется особое внимание в руководствах по психологическому консультированию И. Роджерса [40] и др. Слушание — активный процесс, требующий внимания и к тому, о чем идет речь, и к человеку, с которым беседуют. Умение слушать имеет два уровня. Первый уровень слушания — внешний, организационный, он обеспечивает правильное восприятие и понимание смысла речи собеседника, но недостаточен для эмоционального понимания самого собеседника.

Второй уровень — внутренний, эмпатийный, это проникновение во внутренний мир другого человека, сочувствие, эмпатия. Данные аспекты слушания должны учитываться профессиональным психологом при проведении беседы. В некоторых случаях вполне достаточно первого уровня слушания, и переход на уровень сопереживания даже может быть нежелательным. В других случаях без эмоционального сопереживания не обойтись. Тот или иной уровень слушания определяется задачами исследования, складывающейся ситуацией и личностными особенностями собеседника.

Беседа в любой форме всегда представляет собой обмен репликами. Они могут носить как повествовательный, так и вопросительный характер. Реплики исследователя направляют разговор, определяют его стратегию, а реплики респондента поставляют искомую информацию. И тогда реплики исследователя можно считать вопросами, даже если они выражены не в вопросительной форме, а реплики его собеседника — ответами, даже если они выражены в вопросительной форме.

При проведении беседы очень важно учитывать, что некоторые типы реплик, за которыми стоят определенные психологические особенности человека и его отношение к собеседнику, могут нарушить ход общения вплоть до его прекращения. Крайне нежелательными со стороны психолога, проводящего беседу с целью получения информации для исследования, являются реплики в форме: Такие реплики часто нарушают ход мысли респондента, заставляют его прибегать к защите, могут вызвать раздражение.

Поэтому свести вероятность их появления в беседе к минимуму — обязанность психолога. При ведении беседы различают техники рефлексивного и нерефлексивного слушания. Техника рефлексивного слушания заключается в управлении беседой с помощью активного речевого вмешательства исследователя в процесс общения. Рефлексивное слушание применяется для контроля однозначности и точности понимания исследователем услышанного.

Атватер выделяет следующие основные приемы рефлексивного слушания: Выяснение — это обращение к респонденту за уточнениями, помогающее сделать его высказывание более понятным. В этих обращениях исследователь получает дополнительные сведения или уточняет смысл высказывания. Перефразирование — это формулировка высказывания респондента в ином виде. Цель перефразирования — проверка точности понимания собеседника. Психолог по возможности должен избегать точного, дословного повторения высказывания, поскольку при этом у собеседника может возникнуть впечатление, что его невнимательно слушают.

При умелом перефразировании у респондента, напротив, возникает убеждение, что его внимательно слушают и стремятся понять. Отражение чувств — это словесное выражение слушающим текущих переживаний и состояний говорящего. Подобные высказывания помогают респонденту почувствовать заинтересованность исследователя и внимание к собеседнику.

Резюмирование — это подытоживание слушающим мыслей и чувств говорящего. Оно помогает закончить беседу, свести отдельные высказывания респондента в единое целое.

При этом психолог получает уверенность в том, что адекватно понял респондента, а респондент осознает, насколько ему удалось передать свои взгляды исследователю. При нерефлексивном слушании психолог управляет беседой с помощью молчания.

Здесь значительную роль играют невербальные средства общения — контакт глаз, мимика, жесты, пантомимика, выбор и изменение дистанции и т. Атватер выделяет следующие ситуации, когда применение нерефлексивного слушания может быть продуктивным: Нерефлексивное слушание — достаточно тонкая техника, использовать ее надо осторожно, чтобы излишним молчанием не разрушить процесс общения.

Вопрос фиксации результатов беседы решается по-разному в зависимости от цели исследования и индивидуальных предпочтений психолога. В большинстве случаев применяется отсроченная запись. Считается, что письменная регистрация данных в ходе беседы препятствует раскрепощению собеседников, в то же время она более предпочтительна по сравнению с использованием аудио— и видеоаппаратуры.

Резюмируя вышеизложенное, можно сформулировать профессионально важные качества психолога, определяющие эффективность использования беседы как метода психологического исследования:. Используя беседу в качестве метода психологического исследования, психолог может гибко сочетать различные ее формы и техники ведения. Интервью — это вербально-коммуникативный метод, основанный на непосредственных ответах респондента на вопросы исследователя.

В определении места интервью среди вербально-коммуникативных методов существуют некоторые разночтения. По мнению одних авторов, [43] интервью наиболее сходно с беседой, другие сближают интервью с анкетированием, вводя его в общую группу опросных методов.

С беседой интервью сближает непосредственный характер общения исследователя и респондента, с анкетированием — стандартизация процедуры проведения и наличие вопросника. Сферы использования интервью достаточно обширны. Интервью применяют в журналистике, статистике, педагогике, управлении, психологии и некоторых других сферах.

Особое распространение получило применение интервью в социологии и социальной психологии. При проведении интервью значительную роль играет процесс общения с респондентом. Здесь не всегда сохраняется установка на равенство общающихся, так как исследователь интервьюер определяет тему обсуждения, преимущественно задает вопросы, предусматривает лимит времени и т. Инициатива общения исходит от исследователя, поэтому при использовании интервью гораздо сильнее, чем при проведении беседы, проявляется асимметричность общения.

Одна из главных составляющих интервью — вопросник. От его грамотного составления зависит достижение поставленной исследователем цели. Однако проблема построения вопросника подробно будет рассмотрена в разделе 3. По степени формализации различают следующие типы интервью: Свободное интервью — это длительное собеседование без строгой детализации вопросов по общей программе.

Такие интервью могут продолжаться до трех часов. Обычно они практикуются на стадии уточнения проблемы исследования. Свободное интервью проводится без заранее заготовленного вопросника, определена только тема. Получаемая в его ходе информация, как правило, ценна сама по себе и не нуждается в последующей статистической обработке. Группы опрашиваемых при свободном интервью невелики 10—20 человек , их ответы записывают с максимальной точностью. Для обобщения результатов применяют контент-анализ анализ содержания.

Стандартизированное интервью включает общий план опроса, последовательность вопросов, варианты предполагаемых ответов. Интервьюер обязан точно придерживаться формулировок вопросов и их последовательности. В стандартизированном интервью преобладают закрытые вопросы см. Если число возможных вариантов ответов достаточно велико, то респонденту дают карточку с этими ответами, чтобы он выбрал подходящий для него вариант.

Однако в целом стремятся к тому, чтобы вопросы и варианты ответов воспринимались на слух. При использовании открытых вопросов см. Если интервьюер ведет дословную запись с сохранением лексики респондентов, то это занимает много времени, нарушает психологический контакт с респондентом. В таких случаях желательно использовать магнитофон, диктофон. Однако, несмотря на такое ограничение, в книге речь идет не только о процессе общения, но и о его результатах, которые выражаются в установлении взаимопонимания и определенных межличностных отношений.

Ведь в процессе общения люди не только обмениваются информацией, но и регулируют свои взаимоотношения, которые являются продуктом общения. С другой стороны, протекание процесса общения в значительной степени зависит от имеющихся межличностных отношений между участниками общения.

Так что на практике процесс общения и межличностные отношения неразрывно связаны друг с другом. При написании книги я старался отразить не только теоретические, но и практические аспекты различных видов общения. В связи с этим во многих разделах книги даются практические рекомендации по поводу того, как нужно общаться в той или иной ситуации. Книга состоит из трех разделов. В книге приведен обширный список литературы по различным аспектам проблемы общения.

В приложении читатель найдет ряд методик для изучения различных аспектов общения. Проблема общения в психологии интенсивно разрабатывалась в х гг. Первые попытки осветить эту проблему среди отечественных ученых предпринял В. Бехтерев в связи с разрабатываемой им социальной рефлексологией. Общение, писал он, служит в качестве механизма объединения людей в группы и условия социализации личности. Он отмечал, что чем разнообразнее и богаче общение человека с окружающими его людьми, тем успешнее осуществляется развитие личности.

Бехтерев выделял два специфических вида общения: Особенно важную роль в воздействии одного человека на другого в процессе общения В. Бехтерев отводил бессознательному внушению идей, чувствований и ощущений, без опоры на логические формы убеждения и доказательства. Он выделяет условия, при которых такое внушение оказывается эффективным: Последнее связано с наличием какого-либо посредника в процессе общения — людей или письма, телеграммы, телефона, осязательных посредников: В качестве средств общения он выделяет также вещи, памятники истории и пр.

Такое расширенное понимание общения и его средств было вызвано тем, что В. Бехтерев понимал объединение людей, как связь различных эпох. Папирусы, памятники древности, археологические находки разве не объединяют нас с людьми, жившими в древние века и даже в доисторическое время? Бехтерев указывал, что способы общения членов группы зависят от конкретных характеристик коллектива: Бехтерева был проведен ряд экспериментов по изучению различных сторон проблемы общения. Бехтерев явился зачинателем разработки проблемы общения в отечественной социальной психологии.

Следует также упомянуть В. Мясищева, который еще в начале ХХ в. Лазурского участвовал в организации и проведении первых экспериментальных работ по изучению общения в условиях коллективной деятельности. Затем интерес к проблеме общения снизился как у В. Мясищева, так и у других психологов. Новый подъем наметился в х гг.

В это время В. Мясищев несколько раз обращался к проблеме общения. Он рассматривал формирование личности и ее отношений под влиянием опыта общения с ближайшим и значимым социальным окружением. В отличие от других авторов, рассматривавших общение лишь как речевую коммуникацию, В. В связи с этим он говорил о единстве взаимодействия между людьми и взаимоотношений между ними, обусловленных накапливаемыми в ходе взаимодействия впечатлениями и переживаниями.

Эти вопросы и стали главными в рассмотрении В. Во многих своих работах он описывал особенности отражения других людей, отношения к ним и обращения с ними, раскрывал зависимости, которые существуют между тем, как человек ведет себя по отношению к другим людям, вступая в контакты с ними, и тем, какой опыт общения у него имеется. Большое внимание уделил В. Мясищев процессу общения в психотерапии, в частности при лечении неврозов.

Проблеме общения значительное внимание уделял Б. Он рассматривал общение как специфический вид деятельности и главной его характеристикой считал то, что через него человек строит свои отношения с другими людьми.

Он писал, что общение определяет характер социальной детерминации индивидуального развития личности и участвует в формировании всей психической организации человека. При этом он указывал на то, что общение как деятельность общественного индивида не всегда принимается во внимание. Ананьев одним из первых указал на многоуровневую, иерархическую и многомерную организацию общения как явления, настаивая на выделении в общении макро-, мезо— и микроуровней. Это общество, в котором общающиеся люди живут; различные типы коллективов, членами которых они выступают; то ближайшее окружение, с которым чаще всего вступают в контакт.

Особо следует отметить направление, которое сформулировал Б. Ананьев в проблеме общения: Это направление было разработано А. Бодалевым и его учениками, как и другие вопросы проблемы общения А.

Бодалев, , , , Ананьев рассматривает с количественной и качественной стороны вопрос об оптимуме общения, необходимого для нормального развития человека как личности, а также последствия дефицита в общении для этого развития. Нельзя обойти молчанием и работу Б. Ананьева о педагогической оценке как одного из коммуникативных способов воздействия на учащихся. Парыгин выделил проблему общения в качестве предмета изучения социальной психологии. С этого времени и по сей день общение становится предметом интенсивного научного изучения.

Эффективность взаимодействия людей зависит от коммуникативной компетентности компетентности в общении , т. Коммуникативная компетентность включает систему знаний и умений техник , обеспечивающих успешное протекание коммуникативных процессов у человека в различных ситуациях общения.

Кроме того, эффективность общения зависит и от того, что А. На эти качества обращают внимание в своих работах В. Куницына , Е. Лещинская и другие авторы. Вот обо всех этих составляющих эффективного или неэффективного общения и пойдет речь в первом разделе. Волкова , в психологии отсутствует общепринятое определение общения. Как правило, дается описательное определение, указывающее на основные функции или стороны общения. В качестве примера она приводит следующее безымянное определение: В нашем же языке эти понятия могут иметь различный смысл.

Конечно, духовность может присутствовать в процессе общения. Ну а если ее нет? Следует ли из этого, что тогда нет и общения и процесс взаимодействия людей превращается в коммуникацию? Я полагаю, что соотношение между этими понятиями другое, а именно — отношение общего коммуникация и частного общение.

Не все виды коммуникации являются общением, но любое общение является частным видом коммуникации. Общение — это частный вид коммуникации, специфичный для высокоразвитых живых существ, в том числе — для человека. Под коммуникацией понимается связь, взаимодействие двух систем, в ходе которого от одной системы к другой передается сигнал, несущий информацию.

Коммуникация присуща и техническим системам, и взаимодействию человека с машиной, и взаимодействию людей. Последний вид и относится к общению. При взаимодействии людей коммуникация получает новое качественное содержание. Ломов не указывает автора этой точки зрения, однако очевидно, что речь идет о взглядах А. Леонтьева , , который считал, что общение — это особый вид деятельности и выступает как компонент, составная часть и одновременно условие другой, некоммуникативной деятельности.

В то же время он оговаривал, что это не означает, что общение выступает как самостоятельная деятельность. Мудрик тоже писал, что с точки зрения педагогики понимание общения как особого вида деятельности весьма целесообразно. Эта точка зрения разделяется некоторыми психологами и в настоящее время. Целуйко определяет общение как форму деятельности, которая осуществляется между людьми как равными партнерами и приводит к установлению психического контакта.

Против понимания общения как деятельности выступили ряд авторов. Архангельский , В. Афанасьев и Д. Дубровский , в принципе не возражая против деятельностного подхода в анализе общения, в то же время возражали против понимания общения как вида деятельности, отмечая, что оно есть лишь непременный атрибут любой человеческой деятельности.

Решительно выступала против понимания общения как деятельности Л. Она трактовала общение как принципиально иное явление, чем деятельность. Ломов тоже не согласен с таким пониманием общения и пишет по этому поводу: Такой подход, конечно, правомерен и продуктивен. Однако он раскрывает лишь одну безусловно весьма существенную, но все же одну сторону человеческого бытия.

Возникает необходимость усилить разработку также категории общения, раскрывающей другую и не менее существенную сторону человеческого бытия: Как уже говорилось, общение часто отождествляется с деятельностью либо понимается как ее специфический вид.

Если принять такой подход к трактовке общения, то следует рассмотреть процесс общения с тех позиций, которые разработаны в психологии для анализа деятельности. Но как раз здесь-то мы сталкиваемся с трудностями. Прежде всего возникает вопрос о том, какое место занимает общение в психологической классификации деятельностей. Исследуя деятельность и ее развитие, обычно указывают игру, учение и труд. Вместе с тем, исследуя и игру, и учение, и труд, мы всюду обнаруживаем общение.

Столь же трудно определить местоположение общения и в той классификации, которая разделяет виды деятельности на предметно-практическую и умственную, или на продуктивную и репродуктивную, или на практическую и теоретическую и т. Можно разделить виды деятельности по их объекту, тогда общение может рассматриваться как деятельность, объектом которой является человек.

Пользуясь этим критерием, выделяют преобразующую, познавательную и ценностно-ориентировочную деятельности. Короче говоря, при современном состоянии исследований пока очень трудно найти местоположение общения, рассматриваемого как деятельность, в системе других видов человеческой деятельности.

Но это, конечно, не самый главный вопрос. Попробуем рассмотреть общение с позиции той схемы, которая описывает деятельность. Когда мы рассматриваем даже самый простейший, но конкретный, реальный вариант общения, например между двумя индивидами, неизбежно обнаруживается, что каждый из них, вступая в общение, имеет свой мотив.

Как правило, мотивы общающихся людей не совпадают, точно так же могут не совпадать и их цели. Чей же мотив следует принимать в качестве мотива общения?

При этом надо иметь в виду, что в процессе общения мотивы и цели его участников могут как сблизиться, так и стать менее похожими. Мотивационная сфера общения вряд ли может быть понята без исследования взаимного влияния участников общения друг на друга. По-видимому, в анализе мотивации общения нужен несколько иной подход, чем тот, который принят в изучении индивидуальной деятельности.

Здесь должен быть учтен некоторый дополнительный по сравнению с анализом индивидуальной деятельности момент — взаимоотношения мотивов общающихся индивидов. Не меньшие трудности возникают также при определении субъекта и объекта коммуникативной деятельности. Можно, конечно, сказать, что в простейшем варианте объектом деятельности одного из участников общения является другой человек. Однако если иметь в виду конкретно-психологическое исследование, нужно определить, кто именно рассматривается как субъект общения, а кто — как объект, и на основании каких критериев производится такое разделение.

Эти вопросы часто оказываются неразрешимыми… Общение выступает не как система перемежающихся действий каждого из его участников, а как их взаимодействие. Общение не укладывается в эту схему. Чтобы преодолеть отмеченные выше трудности, нужно либо пересмотреть схему деятельности, либо разработать иной подход к анализу общения… В какой-то мере при помощи существующих схем деятельности можно описать процесс формирования сообщения например, речевого высказывания , но не его передачи.

Однако речевое высказывание не имеет никакого смысла, если оно не предполагает адресата. Подчеркивая качественные различия между общением и деятельностью, нужно вместе с тем отметить, что эти категории неразрывно связаны.

Поэтому общение, пишет Б. Ломов, принадлежит к базовым категориям психологической науки и не уступает таким категориям, как сознание, личность, деятельность. В процессе межличностного общения формируются человеческие отношения, которые создают основу и условия взаимодействия людей в игре, учебе и труде. Ломов, это одна из сторон образа жизни человека, не менее существенная, чем деятельность.

Конечно, неверно было бы представлять общение и деятельность как некоторые независимые и параллельно развивающиеся стороны процесса жизни. Напротив, эти две стороны неразрывно связаны в этом процессе… Более того, между этими сторонами существует масса переходов и превращений одной в другую. В некоторых видах деятельности в качестве ее средств и способов используются средства и способы, характерные для общения, а сама деятельность строится по законам общения например, деятельность педагога, лектора.

В других случаях те или иные действия в том числе и предметно-практические используются в качестве средств и способов общения, и здесь общение строится по законам деятельности например, демонстрационное поведение, театральное представление. В самой деятельности профессиональной, любительской и др.

Попытку объединить противоположные точки зрения на общение предприняла Г. Она предложила рассматривать общение и как сторону совместной деятельности поскольку сама деятельность не только труд, но и общение в процессе труда , и как ее своеобразный дериват производное. Если под деятельностью понимать любую активность человека, любое проявление его энергии, то общение можно трактовать как деятельность именно такой подход предлагает М.

Если же под деятельностью понимать только предметную деятельность, то правы те, кто не считает общение деятельностью. Общение как специфическая форма взаимодействия субъектов.

Часто общение понимается как взаимодействие субъектов. Взаимодействие в словаре С. Ожегова определяется как взаимная связь двух явлений; как взаимная поддержка например, пехоты и артиллерии.

Из этого определения вовсе не следует, что взаимодействие обязательно происходит при наличии непосредственного психического контакта между людьми. В бою пехоту поддерживает авиация, но это не значит, что пехотинец и летчик общаются друг с другом. Представим себе, что двум находящимся в разных городах агентам начальник дает задание встретиться в городе N.

Оба едут в этот город, не зная друг друга и не созваниваясь друг с другом. Очевидно, что они хотя и не прямо, но взаимодействуют так как имеется связь двух явлений — поездки на поезде или машине того и другого для достижения общей цели.

Но где здесь процесс общения? Ломов более точен, когда рассматривает общение как специфическую форму взаимодействия человека с другими людьми т. В каждом его акте действия общающихся людей объединены в нечто целое, обладающее новыми по сравнению с действиями каждого отдельного участника качествами. В анализе этих отношений раскрываются не просто действия того или иного субъекта или воздействия одного субъекта на другого, но процесс их взаимодействия, в котором обнаруживаются содействие или противодействие , согласие или противоречие , сопереживание и т.

Однако другие психологи по-своему подходят к соотношению между общением и взаимодействием, рассматривая последнее лишь как одну из сторон общения.

Андреева выделяет в общении три взаимосвязанные стороны: Коммуникативная сторона общения коммуникация состоит в обмене информацией между общающимися. Перцептивная сторона общения заключается в восприятии друг друга партнерами по общению и установлении на этой основе взаимопонимания. Каждая из этих сторон в реальном общении существует не изолировано от других, а проявляется совместно с ними в большей или меньшей степени выраженности.

Взяв за основу идею соответствия реакций друг другу, Джоунс и Джерард Jones, Gerard, выделяют четыре типа взаимодействия: Псевдо-соответственным называется такое взаимодействие, когда ни один из партнеров не реагирует на другого, исключая вопрос о времени говорения.

Каждый участник имеет свое видение ситуации, свой внутренний план, которому и следует. Такое взаимодействие целиком и полностью определяется правилами, которые не допускают изменений по существу, однако возможны разные стили их исполнения. Примером таких взаимодействий является взаимодействие в играх, в исполнении обыденных ритуалов, таких как приветствие, встреча, прощание, взаимодействие на официальных церемониях.

Асимметрично-соответственное — это такое взаимодействие, когда только один из участников имеет план действий, в то время как второй может лишь реагировать на действия первого, имея очень ограниченные возможности для проявления собственной инициативы.

Примером такого взаимодействия может служить преподавание, интервьюирование. Реактивно-соответственное взаимодействие предполагает, что каждый из его участников реагирует только на последнее движение другого, не имея собственного плана взаимодействия, как это бывает в беседах бессвязных, беспорядочных, когда партнеры постоянно перескакивают с одной темы на другую.

Такое взаимодействие ограничено общими правилами взаимодействия, принятыми в обществе, и частными правилами, диктуемыми данной ситуацией. И наконец, взаимно-соответственное взаимодействие подразумевает наличие цели и плана у каждого из партнеров и при этом реакции на действия друг друга. Примером такого взаимодействия могут быть переговоры или научные дискуссии.

Американские психологи Стейнберг и Миллер анализируют взаимодействие с похожих позиций, предварительно выделяя две основные, с их точки зрения, ориентации, возможные для участников взаимодействия.

Это — ориентация на контроль и ориентация на понимание. Первая предполагает стремление контролировать, управлять ситуацией и поведением других, которое обычно сочетается с желанием доминировать во взаимодействии с преследованием своих, не связанных прямо с взаимодействием целей. Ориентация на понимание включает в себя стремление понять ситуацию и поведение других, которое обычно связано с желанием лучше взаимодействовать и избегать конфликтов, с представлениями о равенстве партнеров в общении и необходимости достижения взаимной удовлетворенности, а не односторонней.

Авторы указывают, что выделенные ориентации нельзя считать целиком и полностью отграниченными друг от друга, взаимоисключающими. Наоборот, они довольно часто могут сосуществовать, пересекаться, границы между ними стерты. Однако анализ взаимодействия при выделении этих двух ориентаций позволяет нащупать некоторые интересные закономерности общения.

Довольно часто они действительно достигают контроля над взаимодействием, ориентируя его в сторону своих нужд. Они активно вовлечены во взаимодействие, однако внешне более пассивны, так как заняты внутренней работой по пониманию взаимодействия. Мне представляется, что следует добавить еще одну сторону общения — эмоциональную. Общение — это и заражение эмоцией от партнера по общению, и вызов какой-либо эмоции у партнера подробно об этих эмоциях речь пойдет в главе 8. Этой стороне общения уделяется незаслуженно мало внимания.

Так, в учебном пособии А. Как познание другого в общении, так и воздействие — всегда действие, причем одно без другого не может существовать. Действие — главное содержание общения. Описывая его, мы чаще всего используем термины действий.

Куницына отмечает, что общение является потребностью и условием жизни человека, как взаимодействие и взаимовлияние, как своеобразный обмен отношениями и сопереживание друг другу, как взаимное познание и деятельность. При рассмотрении сущности общения наблюдаются две ошибочные, на мой взгляд, позиции: Каган понимает общение как субъектно-субъектное взаимодействие, поэтому взаимодействие, состоящее в управлении одним человеком другими, он не считает общением, так как здесь имеют место, как он полагает, отношения между субъектом и объектом.

Если исходить из этих представлений М. Кагана, нельзя говорить об общении начальника с подчиненными, когда он отдает им распоряжения, об общении педагога с учащимися и т. Зачем же тогда автор рассматривает такую ситуацию общения, когда партнеру передается свой опыт?

Ведь это тоже вид управления. И разве воспитание — не управление? Ломов, а вслед за ним и В. Целуйко общение рассматривают только между равноправными равными партнерами.

Это тем более странно, что такое понимание общения дается В. Неужели учитель и ученик, общаясь друг с другом, осознают себя равными по социальному статусу? Или педагогическое общение не является общением? Понимание общения как наличия психологического контакта только между людьми тоже значительно суживает рамки реального общения. Почему общение относится только к людям?

Разве не может быть общения человека с животным? Или общения между животными? Расширительное толкование общения тоже не редкость. Каган выделяет четыре формы общения:. Такое понимание общения вызывает ряд вопросов. Удивляет, например, утверждение, что общение человека с животными собаками, кошками, лошадьми и т.

Иллюзия — это образ того, чего на самом деле нет. И уж совсем лишним в этой классификации является общение воображаемых героев. Одно дело описывать это общение в литературном произведении, а другое дело — считать его разновидностью еще одной формой реального общения.

И его нельзя свести только к речевому взаимодействию двух или многих людей устному или письменному. И рассмотрение его будет неполным, даже если мы будем учитывать социально-перцептивный, эмоционально-отношенческий и обращенческий компоненты этого взаимодействия и принимать во внимание его характер — монологический, диалогический или полилогический. Бодалев раскрывает, какие ипостаси он имеет в виду: Верующие люди, как известно, общаются с Богом.

Общение, при котором его объект является представляемым, воображаемым, следует называть виртуальным. Но тогда нужно говорить о реальном и виртуальном общении а по сути — о псевдообщении. Мне трудно судить, почему А. Бодалев отказался от ясного и четкого первоначального понимания общения как взаимодействия при наличии прямого непосредственного контакта двух или большего числа людей, которое осуществляется речевыми и неречевыми средствами, исходя из тех или иных мотивов, направленных на достижение какой-то цели с.

А возможно, могли повлиять взгляды некоторых философов. В любом коммуникационном процессе имеются три компонента:. В соответствии с этой триадой коммуникацией будет считаться и тот случай, когда информация передается только в одном направлении. Но и в этом случае важно не то, что информация направлена на объект, а то, что объект воспринимает эту информацию, как-то реагирует на нее. С этой точки зрения слушание радио, просмотр кинофильма или телевизионной передачи — это все процесс односторонней коммуникации, а не процесс общения, как полагают А.

Бодалев , В. Куницына с соавторами С одной стороны, А. Бодалев вроде бы принимает позицию Б. Ломова, считающего, что для общения необходима двусторонняя коммуникация: А с другой стороны, он тут же делает заключение, не соответствующее позиции Б. Если в отношении театра и концертного исполнения музыки еще можно говорить о влиянии артистов и музыкантов на зрителей и слушателей, а зрителей и слушателей на артистов и музыкантов, то разве кино, живопись, скульптура, литература, радио, телевидение имеют отношение к обоюдосторонней коммуникации?

Как ни странно, названные выше авторы полагают, что имеют. Бодалев пишет по этому поводу: Читатель воспринимает их, дает на них эмоциональный отклик и формирует в себе определенное отношение и к прочитанному произведению, и к его автору. Ломов говорит о субъект-субъектном взаимодействии. Это значит, что информация идет не в одном направлении от писателя — к читателю , а в обоих — от субъекта А к субъекту Б и от субъекта Б к субъекту А. Но разве, когда я читаю книги современных писателей, не говоря уже о книгах тех, кто отошел в мир иной, они каким-то способом реагируют на мои эмоции?

А если читателей их книг сотни тысяч, то разве ныне здравствующий писатель реагирует на каждого из них? И если это каким-то фантастическим способом могло бы происходить, то зачем тогда писателю нужны были бы встречи с читателями?

Он и так бы знал, что они думают о нем и о его книге. Или я должен взаимодействовать с рукописью или книгой? А как я должен взаимодействовать в музее со скульптурой — взять ее в руки?

И как она может воспринять мое сообщение речевое, эмоциональное о том, что она мне понравилась? Здесь не то что об общении не может идти речь, но и вообще о коммуникации. Сколько бы я ни произносил с досады какие-то слова в связи с тем, что ударился обо что-то, это не является актом коммуникации, так как они ни к кому не обращены, а являются лишь средством разрядки возникшего у меня напряжения.

Как видим, рамки общения бесконечно расширяются на том основании, что человек к кому-то реально или мысленно обращается. Однако представим себе следующую часто встречающуюся ситуацию. Я в незнакомом городе спрашиваю у прохожего, где находится гостиница. Тот либо не услышал мои слова, либо ему было некогда, но он никак не отреагировал на мое обращение и прошел мимо.

Состоялся ли акт общения? А теперь поставим на место этого человека березу, картину и другие неодушевленные объекты. Сколько бы я ни анимировал их в своем воображении, превращая их таким путем, как полагает А. Бодалев, в субъект общения, и сколько бы я к ним ни обращался, ни восприятия ими моего обращения, ни обратной связи отклика, установления психического контакта я не дождусь.

При чем же здесь общение? Другое дело, что этот контакт может возникать между слушателями и исполнителями на концертах исполнение музыкантом музыкального произведения изменяет эмоциональное состояние слушателей, а их реакция аплодисменты изменяет эмоциональное состояние исполнителя , и в этом случае музыка является невербальным средством общения Л. Джалагония, , но как можно назвать общением слушание музыки по радио или рассматривание картины в музее? Мне представляется, что описание в этом отрывке массовой коммуникации как опосредованного общения доказывает только одно — что она не является видом общения.

Здесь нет обязательных для процесса общения элементов личного контакта, непосредственного взаимодействия людей, постоянной и активной обратной связи , а присутствует, по мнению авторов, то, относительно чего трудно себе представить, чтобы оно действительно было: Как я могу сопереживать и соучаствовать с газетой, мне совершенно непонятно. Да и следующее заявление авторов: Неадекватное понимание общения как любого коммуникационного процесса приводит к тому, что в книгах об общении появляются статьи следующего содержания: Слишком широкий подход к пониманию общения приводит к следующим утверждениям: А мне трудно представить, чтобы человек каждое мгновение своей жизни с кем-то общался, даже с воображаемым партнером.

Когда человек пилит или рубит дрова, напевая песню, он тоже с кем-то общается? Или когда я думаю, какая будет завтра погода, с кем я общаюсь? Так можно любое действие и мысль превратить в общение, и жизнь человека представлять только как процесс общения.

Итак, ни виртуальное общение, ни псевдообщение не соответствуют критериям, выделенным для общения между реальными людьми, а именно: Общение людей — это специфический вид коммуникации, связанный с психическим контактом между реальными субъектами и приводящий к их взаимовлиянию, взаимопереживаниям и взаимопониманию. Психический контакт, возникающий при общении, характеризует взаимодействие между конкретными людьми, существующими в одно и то же время. Психический контакт предполагает обмен информацией, эмоциями и т.

Исходя из этого современный человек не может реально общаться с писателями прошлого и настоящего, читая их произведения, хотя они и вызывают определенные эмоции, а образы героев в их произведениях воспитывают нравственно: Человек не может реально общаться и с произведением живописи, скульптурой.

Вопрос об истоках общения до сих пор остается дискуссионным. Во-первых, дискутируется вопрос о том, имеется ли потребность в общении или коммуникативная потребность как специфическая потребность, отличная от других социальных или духовных потребностей, или же за нее принимают разновидности последних. Во-вторых, если потребность в общении все-таки существует, то каково ее происхождение: Оба этих вопроса явились предметом рассмотрения в монографии М.

Ниже я даю краткое изложение вопроса о потребности в общении по этой книге. Что касается первого вопроса, то большинство авторов Н. Обуховский, склонны считать, что потребность в общении является специфической самостоятельной человеческой потребностью, отличной от других потребностей, хотя на практике ее нередко сводят к более частным потребностям: Кистяковская, , в безопасности А.

Пейпер, , в комфорте от соприкосновения с мягким теплым телом Х. Harlow, ] и др. Поэтому более логичной представляется позиция Л. Марисовой , которая говорит о иерархичной структуре коммуникативных потребностей, служащей мотивационно-потребностной основой общения. В связи с этим она выделила девять групп коммуникативных потребностей:. В отношении второго вопроса — о происхождении потребности в общении — имеются две крайние точки зрения.

Campbell, ] считают, что у человека имеется врожденная потребность в самом процессе общения. Ломов тоже считает, что потребность в общении относится к числу основных базовых потребностей человека и что она диктует поведение людей с не меньшей властностью, чем витальные потребности.

Однако врожденность потребности в общении признается не всеми учеными С. Лисина тоже считает, что эта потребность формируется прижизненно, как результат контакта ребенка со взрослыми. В доказательство этому приводятся наблюдения, проведенные психологами над младенцами. В первые недели жизни ребенок не отвечает на обращения старших и сам к ним не адресуется если не считать его плача, адресованного всем и ни к кому конкретно.

Интересный эксперимент проведен О. В первый раз экспериментатор, как правило, встречал со стороны младенца обычную реакцию оживления, но намеренно сохранял безучастный вид. Эти и подобные им исследования привели М. Лисину к выделению 4 этапов становления потребности в общении и 4 критериев, по которым можно судить об этой потребности.

Первый этап и критерий — внимание и интерес ребенка к взрослому; второй этап и критерий — эмоциональные проявления ребенка в адрес взрослого; третий этап и критерий — инициативные действия ребенка, направленные на привлечение интереса взрослого; четвертый этап и критерий — чувствительность ребенка к отношению и оценке взрослого.

По этому поводу М. Лисина ставит закономерный вопрос: Отвечая на этот вопрос отрицательно, она ссылается на исследование М. Кистяковской , которая наблюдала, что в условиях госпитализма дети не проявляют к взрослым ни внимания, ни интереса даже по истечении лет жизни. Все это можно принять, если рассматривать только потребность детей в общении со взрослыми для познания этих взрослых и самих себя через взрослых что соответствует пониманию потребности в общении М.

Не ясно, однако, как обстояли у этих детей дела с общением друг с другом по данным М. Лисиной, такая потребность возникает в 2 года , с животными. Лисина определяет потребность в общении коммуникации как стремление к познанию и оценке других людей, а через них и с их помощью — к самопознанию и самооценке. Она полагает, что потребность в общении строится в онтогенезе на основе других потребностей, которые начинают функционировать ранее.

Основой коммуникативной потребности она считает органические жизненные нужды ребенка в пище, тепле и др. Второй базовой потребностью, ведущей к возникновению коммуникативной потребности, является, по М. Лисиной, потребность в новых впечатлениях о которой говорят Л. Божович , М. Кистяковская , Д. Однако стремление ребенка к удовлетворению органических потребностей и получению информации — это еще не общение, пишет М. Лисина действительно, как потребность может быть деятельностью?

Лишь когда он захочет познать взрослого и самого себя, когда взрослый проявит внимание к ребенку, определит по отношению к нему свою позицию, тогда можно говорить и о потребности в общении. Думается, что понимание потребности в общении и ее роли, данное М.

С нашей точки зрения, не всякая коммуникация является общением. Для последнего характерен не просто обмен или получение информации ее можно получить и из газеты, телепередачи , а установление психического контакта между общающимися. Не ясно, почему самопознание не может осуществляться без общения с другими людьми.

Или к какому самопознанию и самооценке приводит общение с животными? Лисина гиперболизированно рассматривает лишь одну из функций общения, которой она подменяет сущность потребности в общении. Более близко к сути этой потребности было бы понимание ее как потребности в контакте с другим реальным или воображаемым живым существом. Тогда можно говорить и о потребности ребенка в кукле, и о его любви к животным, и о стремлении кошек и собак к себе подобным, и о страданиях человека из-за нарушенных контактов с другими людьми ведь в одиночной камере тюрьмы человек страдает не потому, что он не познает других и себя!

В связи с этим вряд ли стоит искать причину прижизненного формирования потребности в общении только в совместной деятельности. Тогда надо признать, что у младенцев потребности в общении быть не может как и у животных , так как совместная деятельность у них как таковая отсутствует.

математика в твоих руках. 1-4 класс. начальная школа е. м. кац, а. б. калинина, а. м. тилипман. All Rights Reserved