Книга ближе к воде скачать

У нас вы можете скачать книгу книга ближе к воде скачать в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Боевик , Зарубежный фильм , Приключения , Триллер. Самая первая миссия спецагента Джеймса Бонда вынуждает его отправиться на Мадагаскар с целью найти опасного террориста Моллака.

Всё получается не так, как задумывалось, и агент предпринимает собственное расследование, чтобы найти следы к остальной части группировки. Бонд отправляется на Багамы, где пересекается с Димитросом и его подругой — Соланж.

Вскоре он понимает, что разгадка становится к нему всё ближе и ближе, ведь Димитрос сотрудничает с банкиром самой могущественной террористической организации. Сохранены оригинальные чаптеры как на Blu-Ray. Русские полные и форсированные. Сохранены оригинальные чаптеры Blu-ray. Русские Полные, Английские Полные Форсированные субтитры: Reveal Le Chiffre 1: Throw Them Overboard 0: Two Hours Late 0: Beep Beep Beep Bang 0: Bond Loses It All 3: Brother From Langley 1: Bond Wins It All 4: Prelude To A Beating 1: City Of Lovers 3: Running To The Elevator 0: Death Of Vesper 2: The Bitch Is Dead 1: You Know My Name album version 4: Вы зашли на сайт под своей учетной записью, но у вас нет права добавлять коментарии.

Не зарегистрированы Забыли пароль? Скоро на экране Коллекции Рецензии Расписание сериалов. Новости кино Награды и кинопремии Наши новости Трейлеры. Дата выхода в России или в Мире: Мартин Кэмпбелл В ролях: Продюсеры фильма объявили Дэниэля Крэйга новым Джеймсом Бондом 14 октября года.

В тот же день Роджер Мур отмечал свой семьдесят восьмой день рождения. По словам Майкла Дж. Поэтому ему пришлось заключить партнерский контракт с Альбертом Р. Спустя неделю, после того как были завершены съёмки, 30 июля года сгорел павильон для фильмов об агенте на студии Pinewood Studios. Многие из актеров, кандидатуры которых рассматривались на роль Бонда, узнали из выпусков телевизионных новостей о том, что роль досталась Дэниэлю Крэйгу.

Ульрих Маттес мог исполнить роль Ле Шиффра. В итоге роль досталась Еве Грин. Поскольку фильм снимался в разных точках земного шара, все отснятые материалы тоже курсировали из страны в страну — между Прагой, Багамами, Лондоном и офисами американских продюсеров. Переезжала не пленка, а цифровые файлы — поскольку отснятое за день практически сразу переводилось в цифровой формат.

Камео в фильме в сцене с металлодетектором исполнил Ричард Брэнсон — британский предприниматель, миллионер, основатель корпорации Virgin. Цикл фильмов Джеймс Бонд - Агент Для просмотра скриншотов нажмите на описание торрента! Фильмы похожие на Русский full , английский full Перевод: Русские форсированные, полные , английские Full Навигация по главам: Казино Рояль - James Bond: Казино Рояль - James Bond Dolby Digital AC-3 5.

Казино Рояль - И вспомнить все это! Снова за какой-то короткий момент пережить весь этот страх и ужас! Мужчина к ней подошел, какой-то тамошний сотрудник, и говорит: В этот год — сорок первый и сорок второй — погибла такая масса народу.

А женщина, которая выдавала фотографии, говорит ему: Вот так мы получили эту фотографию. И я храню ее у себя. Вот что стоит за одним снимком. Для безвестного военного фотографа-корреспондента он означал надежду, пробуждение к жизни. Для нас, сегодняшних, он — взгляд издали в ту страшную и легендарную блокадную реальность. Для семьи Опаховых, матери и дочерей, это живая боль памяти. Надежды эти казались поэтическим образом, мечтой, а не предвидением.

Прошло тридцать пять лет, и оказалось, что Ольга Берггольц права. Только поэзия обладает таким даром пророчества. В пустых, вымороженных, темных квартирах после мертвого стука метронома звучал негромкий, чуть запинающийся женский голос, который ждали все ленинградцы.

Сквозь голодные видения к людям прорывались сострадание и любовь. Они исходили от женщины, которая так же мучилась, голодала, все понимая, все чувствуя.

И вот спустя целую жизнь мы приходим к этим людям и просим рассказать нам о блокаде. Не вообще о блокаде, о ней много написано, а о своей жизни в блокаду. Первое, что они отвечали:. Про других, про отдельные эпизоды — как работала фабрика или как рыли окопы и ставили противотанковые надолбы — пожалуйста.

Но только не про свою жизнь. А мы просили именно про это, про себя, про свои переживания. В конце концов они соглашались. За исключением, может, двух или трех человек. Может быть, некоторые рассказывали не все. Иногда они щадили нас. Иногда они боялись за себя. Погружаться в прошлое было мучительно. Рассказывая, плакали, умолкали, не в силах справиться с собою.

После этих рассказов некоторые долго не могли успокоиться… В последующие дни многие звонили нам, приходили, писали, вспомнив что-то еще и еще или же, наоборот, ужасаясь тому, что прорвалось, прося стереть запись. Мы настаивали с жестокостью, которая нам самим была тягостна и даже стыдна. Мы просили, ссылаясь на историю, на новые поколения, которым надо знать все как было.

Втайне нас мучили сомнения — стоит ли? Для чего снова спустя десятилетия вытаскивать из забвения немыслимые муки и унизительные страдания человеческие? Разве это кому-нибудь поможет? Рассказав нам и про голод, про госпиталь, где она работала, и про эвакуацию, Галина Евгеньевна Экман-Криман закончила так: Оглядываясь сегодня назад, люди не верят себе, тому, что они могли. Это был особый взлет человеческих способностей: Об этой поре не хочется вспоминать, но когда вспоминаешь, начинаешь думать, что все же это была пора, когда каждый мог свершить, проявить благородство, раскрыть щедрость своей души, ее смелость, любовь и веру.

У каждого оказывался свой рассказ. У каждого было свое. Повторения были неизбежны, но все равно в каждом рассказе была своя, ни на что не похожая история. Мы слушали, записывали, и не раз нам казалось: Насыщение материалом не проходило.

Мы так и не дошли до того ожидаемого края, когда дальнейшие рассказы уже ничего существенного не могут добавить к тому, что мы знаем. Может, этот край где-то впереди, еще через тридцать, пятьдесят рассказов, а может, его вообще нет и такого насыщения не существует. Когда мы 5 апреля года делали свою первую запись, приехав к Марии Гурьяновне Степанчук ул. Но женщина настойчиво и как-то испуганно уходила от этого… И мы не решились настаивать.

Потом оказалось, что именно этим причинили человеку еще большее страдание. Сложное это чувство — блокадная память! Затем, растревоженная, объехала всех подруг и знакомых блокадных из двадцати семи, как сказала нам женщина, осталось их у нее четверо. Сходила на могилу дочери, сходила в церковь. И, кажется, не только потому, что воспоминания расстроили. Но и от какого-то чувства вины перед своей погибшей дочерью, о которой ничего не рассказала: Каким-то странным образом это подействовало на женщину не то чтобы успокаивающе, но все же сняло напряжение последних дней.

Есть в воспоминаниях блокадников и спор, а точнее, продолжение спора не повседневного ли? Это как с ребенком в семье: А что такое на самом деле блокада? Внучка в прошлом году писала и нынче говорит: Это вырвалось у Таисии Васильевны Мещанкиной ул. Она пыталась, и не раз, дома, среди своих же детей и внуков рассказать какие-то подробности про блокаду — не верили. А чем она могла доказать? Мы сплошь и рядом сталкивались с этим ожиданием; недоверия, болезненным, опасливым чувством, которое возникало по ходу воспоминаний; по мере того как человек слышал себя, он настораживался, его история сглаживалась, усыхала, подменялась общеизвестными фактами.

И когда он, значит, рассказывал все эти тяжелые истории, что людям приходилось испытывать во время голода, то многие студенты слушали весьма и весьма, так сказать, невнимательно. А после его рассказа вышла девушка и сказала, что она не понимает, что же здесь такого: Но это самое простое — обвинить в глупости, в благополучии, в бездушии.

Или же отмахнуться от них, признать исключением. Стоит вдуматься — при намерениях самых благих, при душевной и гражданской чуткости легко ли человеку, никогда не испытавшему голода, вот так, с ходу, умозрительно представить себе, что это такое. Что такое долгий ленинградский голод и что значит, при этом голоде кусочек хлеба в граммов, что значит обломок хлебной корки… Нет, требовать этого от человека, выросшего в сытости, в тепле, нельзя, ему рассказывать надо терпеливо, убедительно, воображение его разбудить.

Преемственность поколений налагает обязанности на тех и на других. Новые поколения должны узнать, услышать рассказы людей, которые все это перенесли и пережили. А мы избегали всегда с ними об этом говорить, рассказывать. Может быть, и зря, потому что они так и не поняли. Мишка как-то сказал Тамаре: Вот папа — он на фронте был!

Во время одной из записей блокадного рассказа возник разговор, поразивший нас. Рассказывала женщина, слушали ее дочь, зять, внуки.

Конечно, и нам и рассказчику лучше было обходиться без посторонних слушателей, но это не всегда удавалось. И уединиться было некуда, кроме того, любопытство одолевало и домашних и соседей. Впрочем, иногда реплики слушателей помогали, их недоверие, их сочувствие, ахи, слезы, возбуждали память. Та запись, о которой идет речь, была нелегкой, рассказ был тяжелым, и, видимо, младшим все эти подробности о бедах их семьи были неизвестны. Они хотели все знать и не хотели.

Сами они никогда не стали бы расспрашивать, но тут слушали внимательно, напряженно. Первым не выдержал зять. Не такой уж и молодой, не ленинградец, он воскликнул:. Сдать надо было город. Для чего людей было губить? Так просто, естественно вырвалось у него, с досадой на нелепость, на странность того, минувшего. Поначалу мы не совсем поняли, что он имел в виду. Ему было лет тридцать пять, бородатый, вполне солидный мужчина, казалось, он не мог не знать. Потом мы сообразили, что мог.

То есть, вероятно, он где-то когда-то слыхал, читал о приказах гитлеровского командования, о планах фюрера уничтожить, выжечь, истребить, но ныне все это стало выглядеть настолько безумным, фантастичным, что наверняка потеряло реальность. Время, минувшие десятилетия незаметно упрощают прошлое, мы разглядываем его как бы сквозь нынешние нормы права и этики.

В западной литературе мы встретились с рассуждением уже иным, где не было недоумения, не было ни боли, ни искренности, а сквозило скорее самооправдание капитулянтов, мстительная попытка перелицевать бездействие в доблесть… Они сочувственным тоном вопрошают: Оправданы ли они военными и прочими выигрышами?

Человечно ли это по отношению к своему населению? Вот Париж объявили же открытым городом… И другие столицы, капитулировав, уцелели. А потом фашизму сломали хребет, он все равно был побежден — в свой срок….

Мотив этот, спор такой звучит напрямую или скрыто в работах, книгах, статьях некоторых западных авторов. Как же это цинично и неблагодарно! Если бы они честно хотя бы собственную логику доводили до конца: И Париж для французов да и для человечества спасен был здесь — в пылающем Сталинграде, в Ленинграде, день и ночь обстреливаемом, спасен был под Москвой… Той самой мукой и стойкостью спасен был, о которых повествуют ленинградцы.

Когда европейские столицы объявляли очередной открытый город, была, оставалась тайная надежда: И Париж это знал. А вот Москва, Ленинград, Сталинград знали, что они, может быть, последняя надежда планеты…. Далее следовало обоснование —…После поражения Советской России нет никакого интереса для дальнейшего существования этого большого населенного пункта. Финляндия точно так же заявила о своей незаинтересованности в дальнейшем существовании города непосредственно у ее новой границы.

Предложено тесно блокировать город и путем обстрела из артиллерии всех калибров и беспрерывной бомбежки с воздуха сровнять его с землей. Документ этот напечатан в материалах Нюрнбергского процесса изд. Указание это повторялось неоднократно. Так, 7 октября года в секретной директиве верховного командования вооруженных сил было: Москва и Ленинград обрекались на полное уничтожение — вместе с жителями.

С этого и должно было начаться широко то, что Гитлер имел в виду: То есть истребить, уничтожить как биологическое, географическое, историческое понятие. Но подвиг ленинградцев вызван не угрозой уничтожения… Тогда, в блокадные глухие дни, в снежных сугробах Подмосковья о ней лишь догадывались, ее представляли. Документами она подтвердилась куда позднее.

Нет, тут было другое: Мы не рабы, рабы не мы, мы должны были схватиться с фашизмом, стать на его пути, отстоять свободу, достоинство людей. Вы же не были на фронте? Верно, не были, а видели и перенесли не меньше, чем на фронте: Нет, это не обычная склонность старших подчеркнуть преимущества свои и своего времени над людьми и временами нынешними.

До поры до времени многим из них вообще не хотелось ни вспоминать, ни рассказывать. Даже казалось ненужной жестокостью. Но если вчера, может, и стоило щадить израненные войной души соотечественников, то сегодня новым поколениям, наверное, как раз и нужно как можно полнее, подробнее узнать, ощутить, что было до них. Надо же им знать, чем все оплачено, надо знать не только о тех, кто воевал, но и о тех, кто сумел выстоять, об этих людях, не имевших оружия, которые могли лишь стойкостью своей что-то сказать миру.

Надо знать, какой бывает война, какое это благо — мир…. Немолодая и конечно же, как почти все бывшие блокадники, потерявшая здоровье, Екатерина Дмитриевна Янковская-Ладыженская, которую мы видели молодой на довоенной фотографии там красавица, каких мало , заявляет: Я ни у кого не спрашивала, какие у кого чувства остались, но у меня осталось чувство гадливости, и очень долго это чувство держалось, сейчас уже стерлось, притупилось.

Осталось у нас с мужем еще до сих пор чувство пережитого голода во рту. Правда о пережитом миллионами людей в годы блокады, правда документальная, рассказанная людьми, которые все это лично прочувствовали, покажется, быть может, жестокой и сейчас.

Но зато она мы надеемся прорвется к любому сердцу. И к сердцу той девушки, которая и без граммов хлеба прожить может, тоже прорвется. Я выбрал из кучи две чистые стружки, сунул одну в рот, а другую спрятал про запас. Я вынул из кармана вторую стружку и сунул ее в рот. Мне опять стало легче. Почему я не делал этого раньше? Это не блокада, это молодой Кнут Гамсун. Может быть, единственное до сих пор произведение мировой литературы, где голод человека стал основой сюжета, предметом тщательного писательского исследования.

Голод погружает героя романа в такую замкнутость существования, которая исключает взаимопонимание с сытым благополучием окружающих. Сытые голодного не разумеют. Голод у Гамсуна и голод блокадника были разные не физиологически, а психологически — голод блокады был враг, засланный фашизмом, был актом ненависти, войны, участком сражения, которое вели ленинградцы с врагом. Измученный, полубезумный от голода, мечется одинокий герой Гамсуна в благоденствующей Христиании.

И не только ум и сердце наши, читательские, отзываются на то, что происходит с героем, но как бы и желудок и железы. Читатель словно бы сам переживает разные стадии голодания. Выразить силу голода непросто даже большому таланту. Только собственные переживания художника, память о его голодной юности, о мучительных годах хронического недоедания придали этому роману пронзительную достоверность.

Изображение голода у Гамсуна считалось одним из самых сильных в мировой литературе. Любовь и голод правят миром, писал Шиллер, и, не раз повторяя эти слова, Максим Горький считал, что это самый правдивый и уместный эпиграф к бесконечной истории страданий человека. Голод в романе Гамсуна и голод ленинградской блокады — явления разные.

Ясно, что массовый голод — ситуация особая. Тем не менее, что замечаешь при первом взгляде — это сходство состояний:. Помню, приходила домой, и мне так хотелось кушать! Я жила тогда на улице Войтика. У меня там дрова лежали около печки, полено или два.

И вот я взяла это полено сосновое, помню и стала грызть, потому что молодые зубы хотели что-то кусать. Вот грызу, грызу это полено, смола выступила. А этот запах смолы мне какое-то наслаждение доставлял, что хоть что-то я погрызу. Надо было что-то кушать, иначе неминуема смерть от голода, а это еще хуже, чем от обстрела.

Здесь, как во всякой подлинной литературе, есть вызов холодному чистоплюйству — лишь любовь к человеку, а значит, и чувство сострадания, которому ничего не страшно. Но куда больше испытание для этих чувств и для нашей способности смотреть не отворачиваясь на человека страдающего — блокадные воспоминания. К этому нужно быть готовым, если мы собираемся, хотим услышать, увидеть, понять всю правду, а не всего лишь дольку ее. Кстати, многие наши самые беспощадные и правдивые рассказчики, это медики — врачи, медицинские сестры, санитарки, те, кто по профессии своей милосерден.

Умирали сначала мужчины, потому что мужчины мускулистые и у них мало жира. У женщин, маленьких даже, жировой подкладки больше. Но и женщины тоже умирали, хотя они все-таки были более стойкими. Люди превращались в каких-то, знаете ли, стариков, потому что уничтожался жировой слой, и, значит, все мышцы были видны и сосуды тоже.

Врач Кондратьева Анна Александровна: Но вначале даже возможно обострение самых разных чувств, эмоций, фантазий. Алиментарная, третьей степени, дистрофия — это не только скелет без мышц даже сидеть человеку больно , это и пожираемый желудком мозг. Массовый бывал и прежде, но рассказывали о нем подробно, всерьез, пожалуй, лишь летописи. А так при великих местах человека по едному у яму ховали: Так же, которые ишли на низ, тые вси там померли, мало се застало.

А так мерли одны при местах, на вулицах, по дорогах, по лесах, на пустыни, при роспутиях, по пустых избах, по гумнах померли. Отец сына, сын отца, матка детки, детки матку, муж жену, жена мужа, покинувши детки свои, розно по местах, по селах разышлися. Один другого покидали, не ведаючи один о другом.

Мало не вси померли. А коли тот наход у ворот, албо в дому у кого стоячи хлеба просили, отец з сыном, сын со отцом, матка з дочкою, дочка з маткою, брат з братом, сестра з сестрою, муж з жоною тыми словы мовили силне, слезне, горко мовили так: Там же другий под плотом и умрет. Так сообщал о массовом голоде белорусский летописец из деревни Баркулабово.

Соотношение более чем тысяча к одному! В то же время… от голода погибло гораздо больше людей, чем во время всех эпидемий, вместе взятых. Ученые подчеркнуто хранили молчание об условиях жизни голодающих масс во всем мире. Сознательно или бессознательно, они стали соучастниками заговора молчания. Современная литература, документальная и художественная, о фашистских концлагерях, о ленинградской блокаде, литература о второй мировой войне отразила и продолжает отражать жестокую правду XX века: Это было мощное оружие войны, обладавшее большой разрушительной силой, которую нужно было использовать в самых широких масштабах и с максимальной эффективностью.

Хотя и писатель повествует о том, что хорошо знает, испытал на себе, но испытал он это не в условиях массового голода. Тут напрашивается аналогия с журналистской памятью о солдатских окопах. Журналист побывал на передовой, пережил яростный обстрел, его могли и убить, так же как и солдата.

Разница в их переживаниях, их восприятии передовой тем не менее огромная, даже принципиальная. Журналист приехал, пришел, он сидит в окопе, но он знает, что может и уйти отсюда. Даже если и не уходит, не собирается уходить. Солдат знает, что он уйти сам, по собственному желанию не может. Голод и триста лет назад и ныне — тот же. И мучения те же, и ощущения. Но к голоду блокады было особое отношение — это был враг, засланный фашизмом, это был противник, мешающий работать, воевать, эта была война.

Один из авторов книги воевал осень и зиму, вплоть до весны сорок второго года, под Пушкином. Он сидел в окопах, и каждую ночь позади, за спиной, полыхали отсветы ленинградских пожаров, багровые их пятна дырявили звездную темноту. Впереди взлетали вражеские ракеты, а позади горел город. Днем силуэт города подробно и четко вырисовывался на ясном небе. Многочисленные трубы не дымили, и воздух над городом был чист, лишь в нескольких местах поднимались толстые копотные столбы дыма от пожарищ.

В одни и те же часы над передовой проплывали фашистские бомбардировщики, они летели бомбить, а к вечеру, сменяя их, с мягким шелестом, невидимые, неслись в город тяжелые снаряды. В его батальоне были случаи дистрофии и голодной отечности, потому что солдатский паек был скудным, пусть не таким, как у горожан, но очень скудным, урезанным. Но война с этим не считалась, надо было стоять на посту, ходить в разведку, разгребать окопы от снега, таскать снаряды, патроны, чистить оружие.

Кроме всего прочего, война — это еще и тяжелый физический труд, где нет ни выходных, ни перерывов. Немцы не жалели ни мин, ни снарядов. Были дни, когда на участке батальона оставалось несколько десятков бойцов.

Немецкие окопы у железной дороги были от наших всего метрах в пятидесяти. Насадив на штыки булки, немцы поднимали их над бруствером и предлагали переходить к ним, они обещали сытную кормежку и спокойную жизнь в плену. Они доказывали, что солдаты Ленинградского фронта обречены на гибель и если не подохнут от голода, то будут убиты. Не так-то легко было это слушать. Однако за всю зиму из его батальона не было случая перехода к немцам.

И хотя он прошел всю эту долгую войну, где были и наступление, и победы, и штурмы, и разные фронты, и все это не только видел, но и прожил, он затрудняется объяснить, каким образом голодным, промерзшим, ослабевшим воинам Ленинградского фронта удалось защитить, отстоять город, продержаться в обороне под городом в мелких, простреливаемых окопах на открытых низинах, и мало того — непрерывно атаковать, наседать, продвигаться на отдельных участках, не позволяя снять немецкому командованию и перебросить дивизии из-под Ленинграда на другие фронты.

Теперь, спустя, столько лет, непонятным кажется и то, почему, каким образом в декабре, в самое тяжкое время, нашим солдатам стало ясно, что немцам в Ленинград не пробиться, не прорваться. Ленинградцам надо было ходить на завод, работать, дежурить на крышах, спасать оборудование, дома, своих близких — детей, отцов, мужей, жен, обеспечивать фронт, ухаживать за ранеными, тушить пожары, добывать топливо, носить воду, возить продовольствие, снаряды, строить доты, маскировать здания.

Вале Мороз было в блокаду пятнадцать лет. Отец ее ушел в народное ополчение. Старшая сестра тоже хотела на фронт, ей это не удалось, она устроилась в военный госпиталь.

В декабре года умер отец, через два месяца сестра, в конце марта мать. Ей помогли устроиться на завод учеником токаря. Она делала детали для снарядных стабилизаторов.

Она работала, всю блокаду работала. Каждое движение происходило замедленно. Медленно поднимались руки, медленно шевелились пальцы. Никто не бегал, ходили медленно, с трудом поднимали ногу. Сегодня здоровому, сытому молодому организму невозможно представить такое бессилие, такую походку.

Вот такое ощущение, когда на какую-то ступеньку ногу надо поставить, а она ватная. Вот так во сне бывает: Или ты хочешь кричать — нет голоса.

Я помню чувство, когда нужно было переставлять ноги это в то время, когда мама еще была жива, когда надо было выходить , когда надо было на ступеньку поставить, в какое-то мгновение нога у тебя не срабатывает, она тебе не подчиняется, ты можешь упасть. Чтобы хоть как-то оценить труд ленинградцев, находившихся в подобном состоянии, чтобы постигнуть, что значило отремонтировать орудие, подняться на чердак для дежурства, что значило расчистить завал, для этого надо прежде всего понять протяженность и силу блокадного голода, протяженность его не только вширь, но и как бы в глубь человека.

Надо понять, как сказывался голод на поведении человека, каким испытаниям подвергались и психика, и душа, и вера, причем не вообще человека, а конкретного, этого, потому что у каждого было свое, своя схватка с голодом, и протекала она по-разному. Только постигнув голод, представив его силу, изучив его масштабы, его действие, можно почувствовать сделанное ленинградцами.

Без этого не понять истинной величины мужества защитников города. Подробности голода проступают в рассказах порой неожиданно, из случайно оброненных пронзительных фраз, не сразу их можно и осознать. Тамара Александровна Халтунен работала в больнице для дистрофиков, там, когда больного в ванну опускали, вспоминает она, больной криком кричал: Я самая молодая и сильная считалась.

Я брала их карточки, ходила в очередь, чтобы взять на всех хлеб, каждому отдельно. Я себя ловила на мысли: Когда давали, я иногда от их порций довесочек съедала. Потом приходила, отдавала каждому его порцию. А эта крошечка мне как бы за работу. Иногда стоишь, стоишь — и ничего нет, потому что хлеба не было. Когда я приносила хлеба, они лежали на диванах, на кроватях в этой комнате. Были какие-то тулупы; все в валенках, под ватными одеялами. Коптилка стояла, горело какое-то масло, мерцало.

А потом вставали и топориком откалывали кусочки льда, чтобы вскипятить воду. Приходит на квартиру ко мне мой школьный приятель Толя. В школе он был таким мальчиком с возвышенными интересами. И вот приходит — лицо серо-зеленое такое. Щитом оборонюся, щитом защищуся, никого не боюся. Бог Господь со мной, ангел за спиной, Богородица наперед. Умываетесь тут же перед зеркалом приготовленной заранее святой водой тазик небольшой приготовить тоже надо будет заранее , утираетесь той одеждой, которая на вас одета, не снимая ее.

Смотрите в зеркало еще столько, сколько будет желание. Пока они будут догорать, находиться около них не обязательно. В первое воскресенье после обряда необходимо сходить в церковь и поставить 12 свечей: Поблагодарите их за снятое проклятие. Этот заговор произносят сразу, как только почувствовали недобрый взгляд или непонятное недомогание.

Можно говорить в любом мессе, в любое время, только одно условие: Сгодятся река, ручей или просто вода, которая течет из крана. На работе или дома можно также просто переливать воду из стакана в миску или в другой стакан.

Вода водица, красная девица, как течешь, омываешь красны бережочки, желтые песочки, пенья и коренья, часты пустовья и белы каменья; так омой с раба Божия имя притчи и уроки, и монокосы и оговоры, ветряны переломы, из лиц и из косиц и из ясных очей, и из черных бровей, из белаго тела и из ретиваго сердца, из резвых ног и из белых рук. Ключ и замок словам моим. Этот заговор учат наизусть, читают про себя, очень тихо, если встретится человек, которого вы опасаетесь, о котором знаете, что он завидует вам, или такого, встреча с которым вам просто неприятна.

Если вам очень трудно выучить текст заговора, можно переписать его, но обязательно своей рукой. Бумажку с заговором свернуть в трубочку и, привязав на шнурок, повесить на шею под одежду лучше рядом с нательным крестиком.

И виделся ей сон ужасен, страшен. На купо росном дереве Христа распяли: Кто тот сон напоминает, Господь на память давает. Он в путь идет, сам с собой берет, его грозой не убьет, лихой человек не найдет и зверь не набредет. Говорят этот заговор трижды на церковную свечу, которую нужно сразу после загасить. Одеяйся небом, покрывайся облаками, препоясайся поясом и силою Пречистыя Богородицы и святыми ангелы ея. Святая Богородица, со ангелами своими святыми, помоги мне грешному рабу своему имя , и загради моему супостату уста, да не возмогут на мя глаголати зла.

Ангелы и святые мои со мною, солнце одесную, месяц ошую раб Божий имя , звезды на главе моей. Этот заговор рекомендуется использовать каждый день во время вечернего умывания. Ведь мы каждый день встречаемся со множеством людей, следовательно, постоянно рискуем подвергнуться сглазу или порче. Поэтому такой вечерний ритуал никогда не помешает.

Встал раб Божий имярек благословясь, пошел перекрестясь, из избы дверьми, из двора воротми да вышел в чисто поле: Также на раба Божьего имярек не держались бы ни уроки, ни призоры, ни лихие оговоры, ни ветрены прострелы и ни ночные переполохи.

Во веки веков, аминь. Когда мы снимаем сглаз обычным заговором, мы его возвращаем тому, кто сглаз навел. С родными, естественно, так поступать не стоит, даже если вы находитесь с ними в ссоре. Кроме того, как мы уже говорили, сглаз — вещь ненамеренная, случайная, и если есть в вашей семье человек с сильной энергетикой, очень эмоциональный, несдержанный, он может постоянно, но совершенно не нарочно вам вредить.

Именно для таких случаев подходит данный заговор. Он очень бережный и никому не принесет вреда. Надо наговорить на лоскут одежды или клочок волос того, кто вас сглазил. Все это надо прокалить на раскаленных углях. При этом действии спрашивайте:.

Этим оканчивается обряд, который по необходимости повторяется еще несколько раз. Данный заговор — прекрасное средство смыть с себя любой сглаз, даже тот, который вы носите на себе не один месяц. Нужно вечером перед сном умыться водой, на которую наговорены следующие слова:. Очерчивая троекратно ножиком того, кого хотят избавить от порчи, читают над водой следующие слова:. От Духа Святаго, от печати Христовой, от Спасовой руки, от честнаго креста, от Богородицина запечатного замка! А сам Иисус Христос, приступи к рабу Божию имя.

С раба Божия имя сохрани и очисти всяку болезнь, всяку скорбь, вся ку немощь, всяку нечисть бранных слов и своей лихой думы, притчи, уроки, переполохи, оговоры, одумы и призоры с раба Божия имя , с буйной го ловы, с ясных очей, с сахарных уст, с рук и с ног, и с могучих плеч, и с белых грудей, с ретивого сердца, с бурой печени, с легких и с селезня, с сорока жил, с сорока составов, с сорока жил подпятных, с головы да с тулова, с тулова в ноги, из ног в подошвы, а с подошев в сыру землю, на темные леса, за синие моря к богатому крестьянину не без отрыжки пива пить — вовеки.

Ножик, которым троекратно очерчивается больной, кладется в изголовье. Водой, над которой произносят заговор, поят его и моют. Если после этого больной заснет, не следует тревожить его до тех пор, пока он сам не проснется. Есть такой вид сглаза, когда человек начинает маяться: Обычно такой сглаз накладывают на молодых мужчин. Станет раб Божий имярек того, кто страдает от маяты благословесь, и пойду перекрестесь, отцем своим прощен и матерью благословлен, из избы дверьми, из двора воротми в далече в чистое поле под восточную сторону.

Течет огненная река, и есть через огненную реку медянной мост и ездит медянной муж на своем медянном коне се медянным войлоком и с медными стременами. И помолится раб Божий имярек Спасу и Пресвятой Богородице и медянному мужу: Да в чистом поле едет встречь черемный муж и несет булатный мечь, и доидоша до черемнаго камня и разсекает черемный муж булатным мечем камень на четыре части, и раскинет на четыре стороны, и развеет буйными ветрами по чистому полю, по темному лесу.

После проведения ритуала больной непременно должен носить эту рубашку. Да и после исцеления выбрасывать ее нельзя, а как придет в негодность, лучше всего отдать ее нищим у церкви. Приткой называют болезнь, приключающуюся по неизвестной причине: Такие боли чаще всего от сглаза приключаются.

Против нее употребляют следующее средство: Вопросы, ответы и приказы повторяются до трех раз. Если ж вам такой способ кажется странным, то можно сказать над больным заговор. Нашептывают, низко склоняясь, и желательно над тем местом, которое болит. Правой рукой нужно над этим местом водить по часовой стрелке.

Руки после этого нужно обязательно помыть. Благослови, Господи, пресвятая Богородица, всем скорбям помощница, спаси от вихрю, от ветру, от встрешнаго и поперешнаго, от моровой язвы, от притки сухой, от притки водяной, от притки ветреной, зоряной и полуденной, от притки вечерней, часовой и полу часовой, минутной и полуминутной, от притки нутряной и костяной у раба имя. Спаси, Богородица, от всякого глазу: Уймись, притка и глаз и простуда, колотье и стук, аминь. Бывает, отворачивается удача, уходят деньги, но чаще всего сглаз вызывает затяжные болезни, мелкие травмы, следующие одна за другой, постоянные простуды и недомогания.

Кстати, ночная ноющая боль в ногах, на которую так часто жалуются не только взрослые, но и дети, чаще всего признак сглаза. Ну конечно, если она не является следствием варикозной болезни или артрита. Итак, от сглаза, который по здоровью бьет, поможет следующий заговор. Роки, прикосы, щипота и ломота, скорбь и болезнь, откуль вы пришли, там и подите с раба Божия имя рек к птице синице на пяту.

Этот вид порчи отличается тем, что человек, которого одолевают тоска и лень, искренне считает, что он сам в этом виноват, постоянно укоряет себя за это, тем самым добавляя себе мучений. А вины его здесь нет, так как он просто подвергся порче. Против такого недуга поможет следующий ритуал. Нужно взять лист бумаги, нарисовать на нем крест и внутри этого креста написать слова заговора. Крест — крестом крест. Человек родился — крест водрузился, и сатана связася. Бог прославися во имя Отца и Сына и Святого Духа.

И ныне и присно и во веки веков. Бумагу свернуть в трубочку, продеть сквозь нее нитку и носить, не снимая, на груди. Можно зашить в край рубахи, но такую рубаху следует носить почти все время. После стирки нужно сделать новую бумажку с крестом и заговором. Название этого виды порчи говорит само за себя: Вы столуйтесь, вы пируйтесь, вы даруйтесь. Столования, дарования, пирования, не сама я вас уговариваю, Мать Пресвятую Богородицу призываю.

Мать Пресвятая Богородица, помоги, пособи уговаривать на истинный путь денежку установить, от черного глаза, от се рого, от радостного, от завистливого, от поганого защитить. По сей день; по сей час, по мой приговор. Если все шло гладко, а вдруг беда за бедой на работе и любое дело вдруг перестало ладиться, возможно, вы подверглись сглазу. В этом случае хорошо заговорить горящую свечу. Говорите слова и гасите ее, как только последнее слово будет сказано. Затем принесите ее на работу или туда, где разладились ваши дела, зажгите и теперь уж дайте ей догореть до конца.

Заговоренная свеча выжжет все колдовство. Святые светители, возмите вострые штыки, тыцте, мечите за тын и за огород. Я, раб Божей имя , возму клюц и замок, и стану я, раб Божей имя , стану тот тын запирать и замыкать накрепко крепко; спущу ключ в синее море. Как этому ключю не бывать поверх синево моря, так бы не было бы у меня, раба Божия имя , ни порцы, ни пыгошки, ни тоски в день при солнце и в ноце при месяце, при утреной зоре, при вечерной зоре и по все дни и часы, и в середу, и в пятницу, и во веки веков.

Наш дом для нас словно вторая кожа — еще одна защитная оболочка. И если дому плохо, то и нам несладко. Этим свойством часто пользуются люди, наводящие порчу. Поэтому дом необходимо беречь и после прихода незнакомого или неприятного человека очищать его. Для этого берут воду только не святую , наливают в таз, крестят ее три раза и наговаривают такие слова:.

Встану, благословясь, пойду, перекрестясь — из избы дверями, из сеней воротами, в чистое поле, к синему морю. Летала та белая птица по городам и пригородам, по селам и приселкам, по деревням и придеревням; залетела тая белая птица к рабу Божиему имярек и садилась на порог.

Да железным носом выклевывала, булатными когтями выцарапывала, белыми крыльями отмахивала призоры и наговоры, и тяжкую немочь, из тридевяти жил становых, из всего стану человеческаго; уносила та белая птица призоры и наговоры, и всякую немочь за синее море, под белый камень, под морской пуп. Будите вы, мои слова, крепки и тверды в ключ и замок во веки веков. Этой водой нужно хорошенько вымыть дом, а остатки ее вылить под порог или в отхожее место.

Такой сглаз еще называют уроком. Может он вызвать колики, недомогания, ночной крик — криксу. Когда занеможет младенец, то моют его и приговаривают:.

Стану я, раб Божий свое имя , благословясь, выйду перекрестясь, из избы дверьми, из двора воротми; выйду я в чистое поле; помолюсь и поклонюсь на восточную сторону. Будте мои слова замком замкнуты, ключем заперты. Испуг — это особый род сглаза. Он не дает человеку спокойно жить, похож на внутреннего беса, который все время за руку придерживает и нашептывает: Поэтому, если вас постоянно мучают сомнения, подозрения, страхи, попробуйте такой заговор. Его говорят над водой, или над вином, или над маслом: Стану я, раб Божий имярек , благословясь, пойду, перекрестясь, из избы дверьми, из ворот воротьми, выйду в чистое поле, под восточную сторону, под белый день, под красное солнышко, под светел месяц, под частыя звезды, под утреннюю зорю, под вечернюю зорю.

Нужно взять нательный крестик мужа если он некрещеный или не носит крестик, надо купить крестик в церкви или сделать самостоятельно из двух перекрещенный сосновых веточек; их нужно сорвать с дерева, а не подбирать с земли и наговорить на них слова заговора. Крестик нужно отдать мужу или тайно зашить спрятать в его одежду, белье, постель. Можно повесить крестик поверх его фотографии и хранить дома так, чтобы никто не увидел.

Стану я, раба Божья ваше имя , благословясь, пойду перекрестясь, на Божии дела, на Божий путь, из избы дверьми, из двора воротами — в чистое поле. Как в чистом поле Акиян Святое синее море; во Акияне святом синем море бел Златарь камень. Как в белом Златаре камени стоит золот стул, на золотом стуле сидит святая Мария; держит святая Мария золотые ножницы; она, святая Мария, обрезывает, Дух Святый остригает и обрезывает с раба Божия имя мужа призоры, уроки, витряные и утряные, денные и полуденные, вечерные и полуночные, веред, сердечную тоску, лихую порчу и говорунью — из костей, из мозгу, из очей, из ретиваго сердца, из черной печени, из горячей крови.

С раба Божия имя мужа святая Мария и с меня, рабы Божьей ваше имя , порчу и прикосы, призоры, уроки витряные и утряные, денные и полуденные, вечерные и полуночные — на темные лесы и на сухие боры, по мхам и по болотам, и по гнилым колодам, по лежачим выскирям кладет, сама приговаривает: И яз кое слово забыл, раб Божий, и тот то слово поставь у всех наперед.

Так называют порчу, которая вызывает цепь неудач. Для того чтобы снять ее, надо взять ладан, раскурить его, поставить перед открытым окном или форточкой. Как дымок потянется вверх в окно, надо быстро наговаривать следующие слова. Господи благослови, Истинный Христос! Портевщику, колдовщику, портевщице и колдовщице на синем море белой пены не прихлебать, морской глубины не измерить, небесной высоты не опознать, меня, раба Божия имярек , в век живучи, не испортить и никакой порчи не пустить.

В такой момент испортить или сглазить человека ничего не стоит. Господи, благослови, истинный Христос. Встану я, раб Божий имя , благословясь, пойду, перекрестясь, из дверей дверьми, по частой лесенке, на широкую улицу, на восточную сторону, под красное солнышко, под светел месяц, под частыя мелки звезды, под бурое облако. Осередь моря великий остров. На том златом престоле сидит баба Салманида. Ни по утру рано, ни поздно вечером, ни середь бела дня, ни середь темныя ночи, как на кулаке вода не держится, так и переполох на мне, рабу Божьему имя , не держался бы.

Как серой гусь по воде плавает, а отряхнется — весь сух, так и вы, переполохи, сохните, подсыхайте; как на мать на траве муравой роса сохнет, так и вы, переполохи, сохните, подсыхайте; как огонь от воды тухнет, так и вы, переполохи, тухните, потухайте. Этот заговор могут применять только женщины. Для этого нужно выйти на берег реки, снять головной платок, расстелить его на берегу, стать на колени на платок, перекреститься и трижды произнести следующие слова:.

Сейчас речь пойдет о снятии очень тяжелого вида порчи — на смерть. Навести ее могут только профессиональные колдуны. Конечно, наводят не просто так, а по просьбе ваших врагов. Чаще всего такую порчу просят сделать конкуренты, брошенные жены или любовницы. Опасность такой порчи в том, что не сразу человек ее замечает. Однако, поначалу малоприметная, она впивается в человека накрепко и чем дольше сидит, тем больше становится, крепче держит и тем ближе человек к смерти.

Проводя ритуалы по определению наличия порчи, будьте очень внимательны, при появлении очень явных признаков порчи проведите данный ритуал. Хотя он и не из простых. Он длинный, потребует сил и времени, но отчаиваться не нужно, верьте в исцеление и будьте терпеливы. Помимо снятия порчи такой ритуал дает также огромную защиту и покровительство Высших сил.

Ритуал занимает ровно семь дней. Начинать его нужно обязательно в воскресенье. Особую силу будет иметь этот ритуал, если проводить его на Страстной неделе, то есть перед Пасхой.

Наговор делают обязательно вечером, лучше всего в сумерки, ко гда день переходит в ночь. Каждый заговор произносят быстро, шепотом и по три раза. В целом ритуал займет три недели: Далее три недели нужно пропустить, а потом провести проверку на порчу и посмотреть, как подействовал ритуал.

Очень редко порча на смерть уходит с первого раза. Однако бывает и так, особенно если вы вовремя спохватились и порча была наслана недавно. Обычно же ритуал приходится исполнить от трех до девяти раз. Напоследок хочу сказать, что каждый из семи заговоров сам по себе достаточно силен и им можно снять любую порчу более слабого характера. Встану я, раб Божий имя , благословясь, пойду, перекрестясь, из избы дверьми, из двора воротами, пойду в чистое поле, поклонюсь и помолюсь истинному Христу, Белому Царю, Егорью Храброму; облаком оболокусь, утренней зарей подпояшуся, младым месяцем сотнуся, частыми звездами затычуся от призоров, от причи, от прикосов, от урочливаго человека, от прикосливаго человека, от чернаго, от черемнаго, от русаго, от белаго, от черноглаза, от сероглаза, от белоглаза, от черноплота, от сероплота, от белоплота, от одножена, от двоежена, от однозуба, от двоезуба и от троезуба, и от колдуна, и от колдуньи, от бедуна и от бедуньи, и от всякия злыя, лихия, и от своей жены, и от чужия, и от своего человека, и от чужого, и от своей семьи, и от чужия, и от всякаго рожденнаго: Злому и лихому, порченику, урченику, всякому рожденному человеку — мякина в глаз, железна спица в гузно, дресвяный камень в зубы — злому и лихому, порченику и урченику.

Всякому рожоному человеку Божии твари не узнать; облака не открыть, не отпереть; частых звезд не оббивать и не ощипати; утряны зари топором не пересекчи; млада месяца не ототкнуть, не отпереть — так и меня, раба Божия имя , никому не испортить, не изурочить век по веку отныне и до веку. Которые слова забытущия, обыдущия — будьте вы, мои слова, все сполна переговорены век по веку, отныне и до веку. Небо — ключ, земля — замок. Стану я, раб Божий имя , стану, благосло вясь, выйду, перекрестясь, из избы в двери.

Пойду восточной стороной к чистому полю. В том поле стоит столб. На этом столбе стоит соло вей, на этом соловье не держится ни слекоть, ни вода. И так бы на чело веке, на рабе Божьем имя , не держались ни уроки, ни прироки. От злого человека, от двоезубого, от троезубого, от двоеглазого, от троеглазого, от двоеволосого, от троеволосого.

Злому человеку — соли в глаз. Соли вы ест, хвои выколет. Господи Иисуси, ключ да замок. Он обращен к темным силам, чтобы отпустить вашу душу на волю. Говорят его только в полночь. Надо снять нательный крест, потушить свет. Икону и крестик спрятать так, чтобы было не видно, но в то же время, чтобы они были рядом с вами.

Стану я, раб Божий имя , не благословясь, пойду, не перекрестясь, от цом не прощена, матерью не благословлена, не из сеней сенями, не из дверей дверями, не из ворот воротами, а мышиными бронями, собачьими следами, выйду в чистое поле. В чистом поле есть ветряной мужичок, у его есть лук. Он стреляет, отстреливает, колет, откалывает — у одинока куста чтобы не было ни единого листа, ни единой отрасли. Так бы и у раба Божия имя не было бы стрельбы, ни черноты, ни тоски, ни боли.

Та стрела летела, упала, пелена с раба Божьего имя спала, ни в белых руках, ни в резвых ногах, ни в буйной голове, ни в ретивом сердце, ни в ясных очах, ни в черных бровях, ни в белом теле нет злого Духа. Во веки по веку, отныне и до веку. Благодарная Мария, благослови ты нас против врага И души наши спаси, Боже.

Матушка, сбереги от чело века всякого, от напасти, скорби, болезни, от огня и от мора, и от черного сглаза, и от серого, и от белого. На восточной сторонке стоит Царьград. В этом Царьграде стоит Христов престол. В этом Христовом престоле рече Мати Мария: Яко же Тебя, Сына, родила, во сновиденьях видела. В иудейской земле бьют тебя, терзают, на Сионскую гору приводят, на крест подымают, четырь мя гвоздочками прибивают. Кровь ты моя, пропадешь. Рука моя подает дряхлому на здоровье, слепому — на прозренье.

Встанем по утру и вечеру — Богу душе спасенье. Господи, прости наше согрешенье О, мати моя печь, как ты стоишь крепка, нет тебе ни хитки, ни притки, ни денной, ни полуденной, ни ночной, ни полуночной, ни минутной, ни полуминутной. Всем скорбящей Божьей Матери, спаси, сохрани сей дом и сего раба имя во всех приделах: Последним заговором мы готовим воду, которую будем пить следующую неделю по полстакана утром натощак.

Воду лучше брать родниковую. Лягу я, раба Божья, благословясь, встану, перекрестясь, выйду я в чистое поле. Встану на восток лицом, на запад — хребтом, помолюсь и поклонюсь в восточную сторону.

Первая Божья Матерь Мария идет со своею святой водой. Вторая Божья Матерь Мария идет со своею святою пеле ною. Третья Божья матерь Мария идет со своею святой святыней, Де мьяном и ладаном. Я помолюсь и поклонюсь той Божьей матери: Вторая Божья Матерь Мария, нат ри своей святою пеленою — от притща, от прикоста, от ветряного про стрела, от людского переговора, ото всей худой думы отцовой и матери ной. Третья Божья Матерь Мария, накади раба Божья имя своей святой святыней, Демьяном и ладаном — от притща, от прикоста, от ветряного прострела, от людского переговора, ото всей худой думы отцовой, мате риной.

Если вдруг ваши посадки одолели черви, гусеницы и прочая нечисть, при том что у соседей все в порядке, можно думать на порчу. Чтобы от нее избавиться, делают так. Разжигают на участке костерок берут 12 сосновых веток их нужно принести из леса и бросают в костер по одной, каждый раз, бросая веточку, проговаривают заговор.

Заговоренный пепел собирают и разводят водой стакан пепла на ведро воды. Этой водой поливают огород поздно ночью. Не бейте, черзи, не ешьте нивы сея гобины, озими. Серая червь и белая, и малая, и костеники, подите вы, черви, на запад солнца, на зеленую дуброву, на осиновой лист. Аще вы не пойдете, а сего не порядите, черви, с сея нивы озими, спущу на вас птицы — крила железныя, а ноги булатныя: Раскапризничался малыш без повода, хнычет, грудь не берет, спать не хочет — скорее всего, причина тому — сглаз.

Воды побольше наберите, лучше всего — в большую ванну. Пока вода набирается, возьмите горсть сушеных листьев мяты, полчайной ложки корня валерианы, горсть цветков ромашки. Смешайте травы и залейте кипятком. Пусть десять минут постоят под крышкой, а потом настой в ванну вылейте. Сама несла, сама родила, сама тягость приняла. Сама мою, сама избав ляю все приты, все призоры, все людские разговоры, материнские, отцовские худые помыслы со буйной головы, со ясных очей, со белого тела, с ретивого сердца, со легкого, со печени, со семидесяти семи жил.

Если ребенок хочет спать, но не может уснуть, плачет, вы крестным знамением его осеняйте да приговаривайте трижды:. Крест, креститель, знамение Господне.

Крестом окрещу, крестом огра жу, прич и призор на свет не пропущу. Чтобы избавить малыша от переполоха, необходимо взять длинную нитку, вытянуть ее вдоль тельца ребенка и отрезать нитку длиной ровно в рост ребенка. Затем в дверном косяке сделать дырочку, чуть выше роста малыша и спрятать в нее нитку.

Дырку замазать воском и при этом наговорить следующее:. Как дитя прятанку перерастет — так с него переполох пропадет. Для помощи больному, причина болезней которого порча или сглаз, нужно, чтобы женщина из близких мать, жена или сестра живой воды набрала. Живой — значит, природной, не той, которая из крана течет. Для этого надо на реку сходить или на родник.

Набирать воду в ведерко или в бутылку нужно со словами:. А после закрыть воду в бутылке или ведре так, чтобы никто не видел ее, пока до дома не донесешь. Дома перелить воду в глубокую миску и заговор над ней прочитать:. Следует пойти к воде бегущей, к ручью, реке или роднику, руки опустить или под струю подставить и такие слова сказать:. Как на ка мешку вода посыхает, так же посохни, истехни в руках и щеках, с легкого, печени, с ретивого сердца. Ключи в воду, замки, ключи в воду, замки ко дну.

Нужно принести из церкви освященное масло, дома налить его в блюдечко, поставить перед иконой Богородицы, перекреститься и прочитать заговор:. Я, раб Божий имя , стану благословесь, пойду перекрестесь, отцом прощен, матерью благословлен. В той быстрой реки беру раб Божий имя воду на раба Божьего имя , беру и наговариваю. Отойдите вы, урёки, лихие огово ры и лихие глаза; утулите и заледите все скорби и болезни. Не щипи и не бо ли ни в руках и ни в ногах, и ни в буйной головы у раба Божьего имя.

Этот заговор, если есть возможность, нужно выполнить в бане, если же такой возможности нет — тоже не беда, сделайте его дома. После того как попаритесь или просто помоетесь, облейтесь водой попрохладней, над которой заранее нужно трижды заговор прочитать:. Пришла притца ни от ветра, ни от солнца, от лихого человека. Ищет притца места, гнезда; пошел раб Божий имя к синему морю, к белому камню; там си дит старый человек матерый, во правой руки — глаз золоченый: Во имя Отца и Святого Духа.

Налейте в блюдце воды, прочитайте над ней заговор, достаньте чистый платок, обмакните в воду и трижды лицо и руки им оботрите. Пришла притца не от ветра, не от солнца, от лихого человека.

Вы зашли на сайт под своей учетной записью, но у вас нет права добавлять коментарии. Не зарегистрированы Забыли пароль? Скоро на экране Коллекции Рецензии Расписание сериалов. Новости кино Награды и кинопремии Наши новости Трейлеры. Дата выхода в России или в Мире: Терренс Малик В ролях: Терренс Малик собирался представить свое новое творение на Каннском фестивале еще в году, но не уложился в сроки, поэтому презентация фильма была отложена на год.

Из-за этого режиссер хотел показать "Древо жизни" вне конкурса, но продюсерам удалось его переубедить, и не напрасно.

Несмотря на то, что критики дали картине самые разные, порой полярно различающиеся оценки, она была удостоена главного приза фестиваля — "Золотой пальмовой ветви". Впоследствии проект был заморожен, но некоторые его визуальные идеи и наработки были использованы Маликом при создании "Древа жизни". О намерени снять "Древо жизни" Маликом было объявлено в году, но фильм был запущен в производство лишь в начале года В марте го начались съемки, которые проходили на территории штатов Техас, Калифорния, Юта, декорациями для некоторых эпизодов послужили также великолепные ландшафты виллы Ланте и Сада чудовищ, расположенных в итальянской провинции Лацио.

После его гибели роль досталась Брэду Питту. Также предполагалось участие Мэла Гибсона Mel Gibson. Перед премьерой "Древа жизни" стало известно, что Малика не будет на показе картины в Каннах. Позднее появилась информация, что режиссер, известный затворническим образом жизни и нелюбовью к прессе, все же присутствовал в зале, пробравшись туда через черный ход после того, как свет был погашен. На главные детские роли в картине был проведен беспрецедентный кастинг — пробы прошли около десяти тысяч юных техасцев и оклахомцев.

Для фильма еще нет антологий. Для просмотра скриншотов нажмите на описание торрента! Фильмы похожие на Древо жизни загрузка. Байопику о Мерилин Монро нашли главную исполнительницу 02 Май Главный проект Эндрю Доминика все ближе к выходу на экраны. Русские, Украинские, Английские отключаемые. DVD Video Видео кодек: Russian R5 , Ukrainian R5 , English. Сообщить о появлении в хорошем качестве. Оригинальный саундтрек OST Подробнее.

Древо жизни The Tree of Life. Комментарии Комментарии друзей и мои Рецензии Добавить Сообщение. Нужно добавить жанр Арт-Хаус. Чтобы избежать негативных отзывов и расширить круг зрителей. Фильм только для тех кто любит авторское кино, а на состав актёров не стоит вестись, звёзды тоже снимаются в арт-хаусе и не коммерческом кино.

Вокруг столько всего прекрасного, интересного, неизведанного. Изучай, смотри, открывай что-то новое для себя. Но на фоне казалось бы спокойного и беспечного существования есть и различные проявления форм жизни, которые нельзя игнорировать и с которыми приходится считаться. В противном случае что-то потеряешь или приобретешь, в зависимости от непредсказуемости всего происходящего. Поверх всего выше сказанного накинем рутинность бытия Лет 20 назад я смотрел документальный фильм об одном нашем великом певце, ну о том, который весь в облипочку и скачет.

Лежит он на шикарной кровати, в руках держит шикарный блокнот и шикарную ручку. Затем записывает что-то в блокнот, осмысливает и проникновенно изрекает: И всем своим видом даёт понять, что да, впадает, не переживайте вы так сильно, впадает! Кому же ещё верить, как ни мне. То же самое повторяется с фразой "Лошади кушают овёс и сено" т. Его фразы были гораздо глубже. Так и с "Древом жизни". Аналогичным успехом пользовался бы фильм о рассматривании капли воды после пары стаканов водки.

Первый просмотр этой картины мною не увенчался успехом, поэтому второй раз я решилась посмотреть её только спустя пару лет. Его надо смотреть - от начала до конца, до самой последней минуты.

Он очень тяжёлый для восприятия: И именно посмотрев Древо жизни сейчас я для себя выделила эту картину как одну из моих самых любимых. Теперь каждый раз жду новых работ Малика, поскольку его "почерк" настолько отличен от большинства режиссёров, что упускать такие работы даже не хочется.

Фильм может и не понравится, но в таком случае, скорее всего, вы вернётесь к нему спустя пару лет и откроете для себя действительно нечто гениальное. Нельзя воспринимать мир только с иллюзорной стороны света, добра и тепла. Он не так прост и бездумен. Неторопливый фильм скажу я вам, после его просмотра у вас останется чувство неудовлетворения, так как вопросов возникнут множество. Но, ответов не будет.. Единственное, что понравилось в фильме, вот эта цитата: Наконец-то я его посмотрела.

Действительно очень глубокий смысл, переживание и религия, но полное отсутствие сюжета. После просмотра фильма осталось только куча вопросов и недоумение, какую же смысловую нагрузку нес фильм?

Да, фильм снят красиво, музыка, красивая природа, красивые актеры, но хотелось большего Просто любопытно - получил ли Шон Пенн какую-нибудь номинацию за роль в этом кино.

На сколько красивый и интересный, на столько же затянутый и унылый фильм. Волей-неволей сравнивал его с "Меланхолией". Но в последнем, есть финальный эффект, как жирная точка всему повествованию.

В данном же фильме этого я не увидел, да и вообще, в "Древе жизни" мне лично не хватило драматизма. Фильмы Малика можно воспринимать по-разному, но для меня его творчество раннее пока не смотрел, говорю о позднем - словно голая кость, брошенная зрителям.

Зрители воображают, что она полна мяса и обгладывают ее. Но, на мой взгляд, этот фильм нельзя назвать особо талантливым и уж точно не гениальным. Ничего особенного Малик не показывает, и схема фильма подобна многим неудачным авторским работам: Вышло красиво, местами кадры почти захватывают разум, а, вернее, должны его захватить Малик даже тут сделал довольно невзрачную работу.

А самый большой минус фильма - сценарий. Фабула простая и собранная из элементов разных фильмов, подача сюжета получилась такая же незамысловатая и простецкая, а назвать гениальностью стандартность и ординарность я не могу. Вместе все элементы собраны в одно целое довольно странным образом - внятной мысли нет, зато ее можно придумать самостоятельно и написать трактат о том, какой Малик молодец и какой умный и многомерный фильм он снял.

Вот только такое много кто может снять, а вот наполнить фабулу смыслом могут единицы, и режиссер к ним не относится. Плюсы - блестящая актерская игра Честейн!!! В остальном работа ремесленная, искусства здесь нет.

Ого замахнулись авторы фильма решили показать всё с самого НАЧАЛА но как то по кусочку а потом ещё повторы и паузы и музыки налепили самой разной в итоге картина стала надоедать, распадаться на микс научно-популярного кино религиозных фантазий и маловразумительной истории о мрачной семейке с библейскими рассуждениями за кадром, к чему этот взрослый брат почему другой погиб, в целом кроме шикарной операторской работы масса вопросов, что и говорить определённо на любителя.

Фильм шикарный, фильм о взрослении и о самой жизни, его надо почувствовать чтобы понять, он очень тяжелый для восприятия, не пытайтесь понять его смысл, отпустите свое сознание и просто наблюдайте за происходящим на экране и ответ сам Вам придет в голову. А волшебный визуальный ряд поможет погрузиться в атмосферу фильма, но если вы скептически настроены даже не пытайтесь начинать смотреть, вы зря потратите время.

Честно признаюсь, как-то было дело, дунул жесткой химической дряни и видел этот фильм еще до его выхода. Извините, ценители философии и глубокого смысла, которые нашли эти вещи в данном чуде кинематографа

математика в твоих руках. 1-4 класс. начальная школа е. м. кац, а. б. калинина, а. м. тилипман. All Rights Reserved